Размышления у парадного подъезда

Чего стоит репутация министра Куандыка Бишимбаева

Впрочем, что ж мы такую особу            

Беспокоим для мелких людей?                   

Н.А. Некрасов                                 

На снимке: министр национальной экономики Куандык Бишимбаев.

* Житейская история

* Кто же проиграл в итоге?

* Чего не понимает министр

* Ненайденное решение

Житейская история?

Пригласили меня в группе других экспертов - Рахим ОШАКБАЕВ, Дармен САДВОКАСОВ, Марат ТОЛИБАЕВ и Галим ХУСАИНОВ - на встречу с министром национальной экономики, чтобы обсудить один документ, который собираются принять в ближайшее время. Еще должен был присутствовать на встрече председатель правления АО «Институт экономических исследований» Сержан МАДИЕВ.

Название документа и его содержание нас просили не разглашать до его публикации для общественного обсуждения. Просьбу, конечно, выполню, но пару общих соображений об этом документе ниже все равно выскажу.

Итак, все приглашенные в назначенное время прибыли в министерство. Министр был занят и сразу нас принять не мог –обычное дело, мы к такому уже давно привыкли. После получаса ожидания, заполненного разговорами о состоянии отечественной экономики, нам сообщили, что министр извиняется, но принять нас не может, так как сильно занят. Но обещает, что обязательно встретится в будущем, а если не сможет сам, то поручит своему заместителю.

Откровенно признаться, это несколько удивило. Не скажу, чтобы так уж часто, но бывало, приглашали меня на встречи в высокие кабинеты. Бывало, встречи переносили, но всегда предупреждали об этом загодя. Бывало, приходилось ждать, иногда больше часа. Но так, чтобы встречу отменили совсем в последнюю минуту – это впервые.

Больше нас от того, что встреча не состоялась, расстроились сотрудницы министерства. Они, как люди, переживающие за свое дело, искренне полагают, что успешная работа их министерства и их министра возможна только при наличии диалога с обществом, и видят свою задачу в формировании общественной поддержки деятельности министерства и министра. А тут министр просто и без затей поставил крест на всех их усилиях.

Кто же проиграл в итоге?

На первый взгляд, больше всего проиграли мы с Галимом Хусаиновым, безрезультатно слетавшие в Астану за свой счет. Но после того, как я прочитал комментарии под постами в Фэйсбуке Галима Хусаинова и Рахима Ошакбаева, в которых рассказывалось о несостоявшейся встрече, стало ясно, что министр пострадал от сложившейся ситуации больше любого из нас. Потому что, если мы потеряли в деньгах, то министр потерял в гораздо большем – в репутации. А репутация стоит дороже денег.

А что значит утрата репутации для министра? То, что его перестают воспринимать всерьез. И любая его инициатива, даже самая разумная, обществом будет восприниматься с недоверием.

И как в таких условиях он сможет эффективно выполнять свои обязанности?

Чего не понимает министр

Надо полагать, министр не понимает сути того, что говорит президент страны о необходимости диалога между властью и вбществом.

Например, 5 мая этого года на совещании по актуальным вопросам Н.А. НАЗАРБАЕВ сказал: «Мы говорим, что движемся к стандартам ОЭСР, стремимся к 30 развитым государствам мира. У этих стран есть еще один, самый главный стандарт – ежедневная  открытость правительства и всех его членов для общества. Там министры всегда оперативно комментируют все вопросы, которые возникают. А у нас что? Информационная работа состоит не только в том, чтобы выйти к журналистам на брифинг и прочитать по бумажке. Наши министры даже на брифингах бегают от журналистов, не отвечают на элементарные вопросы. Сейчас мы министерства сделали органами, определяющими политику в той или иной отрасли. Политик должен говорить с людьми, разъяснять свою позицию, завоевывать доверие общества. Нужно встречаться с народом, прежде всего, с теми, кому предстоит пользоваться новыми законами».

Министр, в нашем случае, поступил ровно вопреки тому, к чему призывает президент страны. И, как можно узнать из комментариев к постам Галима и Рахима, такое происходит не в первый раз.

Министр, в отличие от президента страны и премьер-министра, не понимает, что реализация сложных реформ возможна только при широкой общественной поддержке и что необходимо пользоваться любой возможностью заполучить такую поддержку.

Не найденное решение

На самом деле был очень простой выход из сложившейся ситуации. Нужно было поручить провести встречу с нами по обсуждению документа, ради которого нас, собственно, и собрали, какому-нибудь сотруднику соответствующего департамента министерства и попросить принять участие в ней руководителя ИЭИ Сержана Мадиева, который и так должен был участвовать в дискуссии и находился в этот момент в министерстве. Для всех приглашенных важна была не сама встреча с министром, а возможность высказать свои замечания по тем материалам, которые нам предварительно выслали для ознакомления. Потому что документ важный, а его качество, говоря откровенно, слабое.

Если бы поступили так, то ни у кого из нас не было бы повода для претензий к министру и министерству. И то, что проходят мимо таких простых решений, настораживает – это демонстрирует неспособность к принятию простых управленческих решений.

И обещанные два слова про документ.

Он декларативен, в нем смешаны в одну кучу государство, частный сектор и общество. Если его принять в том виде, который есть сейчас, то он, скорее, вызовет общественное раздражение, чем общественную поддержку. И, соответственно, не решит тех задач, которые должен решить.

От редакции.

После того, как история о том, как министр национальной экономики внезапно отменил заранее запланированную встречу с независимыми экспертами, которые приехали в столицу из другого города за свой счет, получила широкую огласку, Куандык БИШИМБАЕВ разместил на своей странице в Facebook такой текст: «Все кто немного знаком с госслужбой понимают, что, к сожалению, такие казусы случаются, иногда по не зависящим от нас обстоятельствам. Произошла накладка - совпали 2 совещания в нашем министерстве,и тоже с экспертами по не менее важному вопросу. Всем, кто выделил свое время ради нашей встречи, приношу извинения, что она не состоялась в запланированное время. До принятия документа еще есть время, поэтому мы обязательно встретимся, для обсуждения нашего документа, в удобное для всех время».