Три мифа зрадофила. Украинская патриотическая ярость — самая действенная политтехнология Кремля

Три мифа зрадофила

В случае неутешительных для Кремля результатов выборов в Украине, он возьмется за организацию протестов. Рассчитывать будут на граждан, которые ненавидят нынешнюю «неукраинскую власть» не менее, чем Путина.

Людей, которые мировоззренчески позиционируют себя как продолжателей дела Бандеры, и считают Москву за абстрактного экзистенциального врага, а действующего президента Украины — за вполне конкретного, и разжигают ненависть к нему с невероятным упорством.

В издании ТЕКСТИ, собрали три мифа, в которые верят такие персонажи, и разобрались, почему это произошло.

Повторение «русской весны» сегодня трудно представить.

Во-первых, мы имеем более качественный силовой блок. Да, он не идеален. В МВД случаются вчерашние «Беркуты», которые не изменили своих взглядов, а в армии — советские по своей сути офицеры. Но невозможно представить себе сценарий, когда в какой-то приграничной с РФ области полиция и СБУ допустит мятеж образца 2014-го, когда российские гастролеры-титушки вместе с местными люмпенами будут захватывать админздания.

Недавнее военное положение было, похоже, тренировкой на ​​случай повторения подобных ситуаций.

Во-вторых, пророссийский лагерь сейчас совсем не тот: вражескую агентуру частично разоблачили и осудили, многие из адептов «русского мира» эмигрировали (от верхушки режима Януковича — до рядовым пропагандистов типа Владимира Корнилова или Александра Чаленко). А те, кто остался здесь, работают осторожно. Нет монолитной политической силы, нет даже единого кандидата на президентских выборах.

Очень показательна ситуация в Одессе. События 2 мая — один из ключевых мифов российской информационной войны. Но каждый год в годовщину в городе собираются небольшие группы лиц, в основном пенсионеров церковно-приходского толка — никаких потенциальных боевиков среди них не увидишь. Это довольно красноречивая иллюстрация к способности открытой пятой колонны. Вторая иллюстрация: марши «Бессмертного полка», на которые собирается тоже не та публика, которая способна захватить райгосадминистрации.

Были отдельные попытки подтянуть титушок под лозунгом «спасения православных святынь от раскольников», но их тоже успешными не назовешь. Профилактика со стороны наших силовиков таки сказывается.

Впрочем, слабость пророссийских сил — не гарантия того, что мы прошли точку невозврата. Для Москвы приемлемым является любой сценарий расшатывания ситуации в Украине. Если не удается дестабилизация с российскими флагами, можно ускорить ее ультранционалистичнимы лозунгами.

Уже рассказывали, как русские боты и местные полезные идиоты разгоняли волну так называемого Третьего Майдана.

Практика создания патриотических групп в соцсетях, которые разгоняют патриотическую «измену», не вышла из моды и по сей день, и очень часто за этими группами торчат ФСБшные уши. Но оставим технологическую сторону дела. Если такие группы существуют, значит, на них есть внутренний украинский спрос.

Люди, которые мировоззренчески позиционируют себя как продолжателей дела Бандеры и Шухевича, считают Москву за абстрактного экзистенциального врага, а действующего президента Украины — за вполне конкретного, и разжигают ненависть к нему с невероятным упорством.

Три мифа

В течение последних месяцев мне попались несколько граждан в разных городах на различных мероприятиях, которые озвучили очень похожи месседжи. Это дает основания полагать, что это не риторика какого-то отдельного фрика, а сложившаяся система взглядов, которую исповедует часть наших сограждан. Попробуем назвать самые распространенные мифы, питающих «патриотическую ярость».

Миф первый: «Эта власть неукраинская». Для кого-то здесь достаточно антисмемитской конспирологии о Вальцмане. Кому-то — достаточно баек о том, что «нынешняя власть не относится к своему государству, как к своей Родине, постоянно эксплуатирует ее». На усиление могут идти цитаты из Шевченко, Лины Костенко или Василия Стуса.

Стихи написанные во времени неволи и полной безгосударственности «горячие головы» настойчиво вписывают в современный контекст. Так удобно. По меньшей мере, это позволяет самоустраниться от «неукраинской власти» и не участвовать в конструктивном общественной жизни, лелеять вместе мечту о «национальной революции», точить топор и ждать, что «потечет кровь врагов».

Обыгрывание темы Рошен — важная составляющая в нагнетании рациональной ненависти к Порошенко. Картинка взята с российского пропагандистского ресурса «Спутник». Сотни таких же на тему кондитерского бизнеса постятся в патриотических группах

Миф второй: «Власть убивает патриотов». Даже пришлось слышать фразу «почти всех уже извела». Впрочем, на вопрос: если это так, то кто сейчас защищает Украину на фронте? — адепт «зрады» не нашел, что ответить. Это обвинение тянется с лета 2014-го, когда Порошенко упрекали, что он, мол, «убивает патриотов в котлах». Речь шла, разумеется, о боевых потерях.

Слышать такие вбросы от людей, которые являются страстными сторонниками войны до победного конца и хотят увидеть пепелище на месте Москвы, довольно странно. Ведь они должны понимать, что без жертв не обойтись. Когда активная фаза боевых действий завершилась, власть стали обвинять в том, что она уничтожает добровольческое движение и бросает патриотов за решетку. В переводе на обычный язык это означает легализацию добробатов и отдельные уголовные дела против ветеранов АТО.

Относительно первых существуют довольно противоречивые аргументы: с одной стороны, власти упрекали, что добровольцы воюют голые, босые без поддержки государства, когда же начался процесс вхождения добробатов в структуры ВСУ и Нацгвардии, поднялся крик: власть боится патриотов, поэтому, мол, уничтожает добровольческие соединения.

По уголовным процессам, то все довольно неоднозначно. Когда стали известны жуткие детали дела бойцов «Торнадо», то даже самые заядлые «борцы с режимом Порошенко» а ля Семен Семенченко и Егор Соболев отшатнулись от «арестованных патриотов».

В большинстве дел, когда обвинения против бойцов оказываются надуманными и несправедливыми, суды хоть с опозданием, но выносят в основном оправдательные приговоры.

Как это было, например, в деле айдаровцев, которых оправдал Верховный суд (бойцов обвинили в разбойном нападении — так квалифицировали задержания на передовой гражданина без документов, который оказался сотрудником МВД), или в подобном же деле майора ВСУ Олега Головко .

Впрочем, за реальной судебной хроникой суровые патриоты не следят, а мысленно готовятся к тяжелым испытаниям, когда преступная власть придет и по их душу.

Миф третий: «Порошенко обо всем договорился с Путиным». Структура мифа следующая: в Украине достаточно оружия и техники, чтобы начать полномасштабное наступление и отбросить врага за восточную границу, а действующий президент этого не хочет, потому что ему, мол, эта война выгодна (чтобы убивать патриотов и зарабатывать на народной беде).

И обо всем этом, конечно, договорились с Путиным. Никто, конечно, этих секретных протоколов не видел, но кого это смущает? Интересно, что рядом в одной голове с мифом об избытке сил и средств для ведения боевых действий соседствует миф о том, что все разворовано, Укроборонпром работает исключительно на экспорт, а на фронте едва не по одному автомату на троих, потому что «неукраинская власть» готовится сдать страну врагу.

Культ поражений и жизненное лузерство

Не так существенно, каким именно способом Москва разгоняет и мультиплицирует эти мифы, важно, что есть живые украинские граждане, готовые это распространять. И не за деньги, а за идею. Похоже, мы имеем дело со сложной постколониальной травмой. Украинское националистическое движение не одно десятилетие вынужденно было находиться в подполье. Мало что изменилось и с получением независимости. Были все основания называть неукраинской властью вчерашнего коммуниста Кравчука, красного директора Кучму и пророссийскую марионетку Януковича.

За эти годы накопилась огромная инерция: власть по умолчанию преступная, враждебная, бороться с ней — дело чести. Принять то, что Петр Порошенко действительно проукраинский президент и во время войны он нуждается в поддержке патриотических кругов, оказалось труднее, чем принять мифы о том, что и эта власть должна быть свергнута.

Есть немало граждан, которые предпочитают оставаться подпольщиками, потому что другой способ проявления любви к Родине им просто неизвестен. Культ жертв и поражений хорошо подходят к их жизненному лузерству, оправдывают его, и каждый, кто стремится эту «идиллия» поколебать — враг по определению.

Эти, казалось, бы непримиримые враги Москвы могут ей очень пригодится.

Во-первых, с электоральной точки зрения: российские телеканалы неоднократно озвучивали свое пожелание относительно президентских выборов: кто угодно, лишь бы не действующий президент, следовательно, «злые патриоты», которые голосуют против Порошенко — это тактическая победа Кремля.

Во-вторых, решительность и агрессивность этой публики тоже имеет свою «ценность»: очередная попытка «Третьего Майдана», любой масштабный уличный беспорядок, неконтролируемое насилие — нужен «пазл» для создания Украине имиджа страны, которая не состоялась (failed state) , над созданием которого упорно работают российские политтехнологи.

В-третьих, ксенофобию и невежество этого слоя населения можно канализировать в своеобразный украинский евроскептицизм — мол, евроинтеграция грозит украинской традиции, не надо искать господ в Брюсселе и др. Несмотря на весь антимосковский пафос и агрессивные лозунги, «яростные патриоты» могут стать тем самым инструментом геополитических игр Кремля, каковыми сталий ультраправые и ультралевые во многих странах ЕС.



Источник: “http://cripo.com.ua/processes/tri-mifa-zradofila-ukrainskaya-patrioticheskaya-yarost-samaya-dejstvennaya-polittehnologiya-kremlya/”