«Ак Жол

>

Колебания вокруг братьев Рыскалиевых зависят от ударов, которые шеф АП пропускает от председателя КНБ

Пленум центрального совета партии «Ак Жол», на котором, по предварительной информации, планировалось обсудить дальнейшую судьбу брата экс-акима Атырауской области Бергея Рыскалиева – мажилисмена Аманжана Рыскали (на фото), так и не пролил свет на то, что же в реальности говорилось за глухими стенами закрытого от глаз и ушей общественности партийного собрания. Любопытно и то, что последовавшие затем весьма вялые попытки задним числом опровергнуть возможность отставки Рыскали из парламента касались даже не самого вопроса пребывания брата Бергея Саулебаевича в стенах мажилиса, а того, что эта тема не была включена в повестку именно конкретного заседания партии.

Получается, опять двадцать пять и все та же политическая казуистика с целью, как мы полагаем, оставить для себя люфт для маневрирования, а в случае чего – и путь для отступления. Ведь не исключено, что сегодня лидер ДПК «Ак Жол» Азат Перуашев застрял между молотом и наковальней: глава президентской администрации Аслан Мусин еще сопротивляется, отстаивая своего протеже Бергея Рыскалиева, а заодно и самого себя; тогда как председатель КНБ Нуртай Абыкаев и стоящие с ним по одну сторону баррикад финполиция и частично генпрокуратура наносят сокрушительные удары по Мусину, превращая в ошметки его когда-то былое могущество. Поэтому не мудрено, что вначале в партии даже не воспользовались шансом на корню развеять все сомнения относительно участи Рыскали, а затем, когда молчание пагубно затянулось и необходимо было хоть что-то предпринять, появились скудные сообщения о том, что судьба депутатского мандата Аманжана «на пленуме не рассматривалась», «вопрос даже не выносится на повестку» и «у нас он не стоял». То есть завтра в случае триумфального заезда Нуртая Абыкаева в Акорду всегда можно красиво выйти из положения, заявив, что пленум пленумом, а в повседневной работе партии мы только об этом и говорили.

Причем подтвердить вынужденные объяснения акжоловцев постфактум сегодня не возьмется никто. Журналистов на, казалось бы, безобидное заседание по поводу будущей деятельности партийной ячейки «Ак Жола» в нижней палате парламента пустить отказались, мотивируя это тем, что собрание является закрытым. Как будто соратники братьев Рыскалиевых априори могли обсуждать в рамках парламентской текучки хоть что-то сенсационное или тянущее на повышенную секретность. К тому же ощущение келейности и экстренности собрания не покидало редких представителей СМИ, безуспешно пожелавших присутствовать на вполне вроде бы обычном протокольном мероприятии демократической партии, и оттого, что сообщения о нем члены центрального совета, в том числе и проживающие в дальних регионах, получили буквально накануне. А значит, далеко не все иногородние акжоловцы, к примеру, такие как актюбинский старожил партии Амангельды Айталы, смогли бы вовремя поспеть к столу. Так оно и случилось: не все товарищи съехались на пленум.

Конечно, пищу для размышлений и всяческих пересудов сопартийцы Аманжана Рыскали подкинули обильную. Тем не менее поначалу можно было действительно лишь предполагать, что за закрытыми дверями акжоловцы могли обсуждать не только будущее своего коллеги по фракции в мажилисе, но и то, сколько еще протянет непосредственный покровитель его брата Бергея Рыскалиева – шеф АП Аслан Мусин. Ведь в эти дни в Астане очень модно стало сравнивать Мусина либо со стойким полковником Муаммаром Каддафи, конец которого был ужасен, либо с сирийским диктатором Башаром Асадом, конец которого неизвестен. Однако похоже, что даже тут сдача позиций идет не по дням, а по часам.

Ведь, казалось бы, не успели высохнуть чернила информагентств после официальной отповеди Перуашева, что «вопрос по мандату Рыскали даже не стоял», как буквально через сутки ДПК «Ак Жол» распространила пресс-релиз, где те же люди, еще днем ранее отрицавшие малейшее обсуждение ситуации со своим коллегой по фракции и партии Аманжаном Рыскали, как ни в чем не бывало признались:

– Члены центрального совета также обсудили ситуацию, сложившуюся вокруг депутата А. Рыскали. Через представителей Атырауского филиала партии ему направлено приглашение встретиться с членами центрального совета ДПК «Ак Жол» и изложить свою позицию. Как отметил Азат Перуашев, «у «Ак Жола» не 80, а лишь 8 депутатов, поэтому для нас ценен каждый депутатский голос в парламенте, тем более при обсуждении таких важных вопросов и законов, о которых мы только что говорили. И каждый наш депутатский мандат должен работать в интересах партии» (выделено авт.).

Что ж, видимо, демонтаж и свертывание колоссальной власти Аслана Мусина, которой он еще недавно обладал, проходит в эти дни даже гораздо быстрее, чем могут себе это представить рядовые наблюдатели. Ибо в отличие от «неправильно ориентированных» депутатов городского и областного маслихатов в Атырау, с фальстартом выступивших в защиту Бергея Рыскалиева, сама партия «Ак Жол» за считаные дни успела пережить три ипостаси своего отношения к кризисной ситуации вокруг семьи Рыскалиевых.  

Вначале было гробовое молчание на все вопросы о якобы надвигающейся сдаче мандата Аманжаном, братом Бергея. Потом последовало аккуратное опровержение, что эта тема вообще не поднималась. А затем опровержение опровержения, гласящее, что тема все-таки поднималась, но с того ракурса, что Аманжану велено определиться и явиться пред очи центрального совета с объяснениями: мол, будет он сидеть в парламенте или уступит место другому претенденту с «голосом». И это всего лишь за три дня. Тогда как печально знаменитая «политическая ошибка» депутатов Атырауской области, крайне незрело и неконъюнктурно поддержавших бывшего акима Бергея Рыскалиева, была исправлена только через неделю, на протяжении целых 7 дней смущая покой и терзая души астанинской и атырауской элиты. Кстати, отмечается, что среди атырауских товарищей, коим передана просьба переговорить с мажилисменом Рыскали и помочь ему определиться с «позицией», может быть и крупный бизнесмен нуротановец Серик Ерубаев – один из подписантов скандального письма в поддержку Бергея, секретарь городского маслихата Атырау.

Маятник в эти дни действительно зашкаливает то в одну, то в другую сторону, в зависимости от того, с каким успехом Аслану Еспуллаевичу еще удается держаться на плаву и отбивать все более массированные атаки Нуртая Абыкаева и имеющегося у него в распоряжении разветвленного аппаратного ресурса. О контрнаступлении Мусин сейчас и не помышляет: ему бы выжить и спасти братьев Рыскалиевых, каникулы одного из которых в Боровом всерьез и надолго затянулись. Что касается его брата Аманжана, то в Астане вообще мало кто воспринимает то обстоятельство, что, случись нечто экстраординарное, депутатская неприкосновенность может послужить надежным щитом от тяжелой артиллерии органов нацбезопасности и помогающих им теперь финансовых полицейских. В этой связи вспоминают даже, как легко и непринужденно под гнетом «общественного мнения и порицания» соскакивали со своих мест в парламенте мажилисмены Цой, Тайжанов и Мукашев. Потом эту практику вообще упростили до смешного, когда одного безликого народного избранника меняли на другого по партсписку «в связи с переходом на другую работу» – в тишине и без ненужных конвульсий. Ибо только в сильном и влиятельном парламенте депутатская неприкосновенность может считаться надежной опорой и защитой от посягательств различных правоохранительных органов. В стране же, где законодательная ветвь власти низведена до декоративной функции «чего изволите?», точно так же и депутатский иммунитет имеет весьма сомнительные, фиктивные особенности.

Среди сочувствующих в эти дни Аманжану Рыскалиеву в столице раздаются и весьма трезвые голоса: вот, дескать, чтобы раз и навсегда положить конец всем кривотолкам вокруг себя, а заодно и явить недругам силу, Аманжан Саулебаевич должен, наконец, прийти на заседание мажилиса и выступить с громким запросом по поводу судьбы родного брата. Или, на худой конец, затронуть тему «Арканкергена» – крайне невыгодную Нуртаю Абыкаевичу, которая на сегодняшний день является единственным козырным тузом Аслана Мусина против руководителя КНБ. Но тут даже сочувствующие ударяются в скепсис: слишком долго у нас конструировали послушный и лояльный парламент, критерием попадания в который была максимальная непубличность кандидата. То есть такая непубличность, которая как раз и свойственна органично брату экс-акима Атырауской области. И многим, очень многим другим его коллегам, с которыми эта непубличность, как фактор невозможности открыто защищаться и отстаивать свою правоту, еще сыграет злую шутку.