Магбат СПАНОВ: В СТРАНЕ КРИЗИС УПРАВЛЕНИЯ

Марат АСИПОВ

 

 

На прошлой неделе мы едва не погрузились в банковский кризис. СМС-рассылка сообщения о банкротстве трех банков привела к панике, которую удалось потушить четырьмя тоннами наличных. Один только caspi банк потерял за два дня сорок миллиардов тенге, которые вкладчики сняли с депозитов. Известный экономист Магбат СПАНОВ считает, что панику во многом спровоцировали сами власти.  

- Прокуратура сообщила, что источник этих слухов о банкротстве банков найден. Но, по-моему,  самый главный источник слухов – Национальный банк и само Правительство.  В течение года на многих совещаниях на уровне правительства и Национального банка говорилось, что наша банковская и финансовая система очень больна, о том, что  увеличилась доля сомнительных и проблемных кредитов и достигла  почти  75 процентов. Добавим к этому частичный дефолт Альянс банка, санкции Национального банка против Центркредит банка и Альянса и к другим финансовым организациям, которым было запрещено заниматься обменными операциями и чересчур агрессивная и даже назойливая реклама caspi банка,  которая в глазах населения выглядела как неуемное желание поправить свои дела за счет вкладчиков.  Когда произошла девальвация, население почувствовало себя обманутым -  смс-рассылка упала в благодатную почву. Люди кинулись спасать свои сбережения. Поэтому слухи о банкротстве – это  вопрос о доверии существующей системе власти. Это как лакмусовая бумажка. Если население не верит, я думаю, процесс снятия будет продолжаться. Во много виноват премьер-министр, который повел себя не совсем адекватно ситуации.

- Что он должен был сделать?

- Премьер-министру и председателю Национального банка нужно было вместе прийти на телевидение и сделать заявление. Причем не просто объявить о девальвации, а огласить четкую программу действий и мерах, которые предпримут власти, чтобы смягчить последствия обвала национальной валюты. А получилось, что девальвация застала его врасплох, он не мог даже адекватно ответить на этот вопрос. Премьер-министр, вместо того, чтобы четко и  доступно объяснить причины и последствия девальвации и как-то успокоить население и предпринимателей, начал применять административные методы. Я называю это государственным рэкетом – глава правительства поехал по базарам, заправкам и обменным пунктам, чтобы показать, как он сдерживает цены. Но это не его уровень! Налицо несоответствие занимаемой должности. Между тем, все считали, что он очень успешный хороший государственник. В итоге выяснилось, что как антикризисный менеджер он не может управлять и  контролировать ситуацию. Впоследствии это подтвердилось и на заседании правительства с участием главы государства, на котором,  администрацию президента обязали контролировать правительство! Это неэффективное расходование государственных средств. У администрации свои задачи, но получается, что администрация президента будет делать работу правительства. Возникает закономерный вопрос: зачем нам тогда вообще правительство, если администрация будет выполнять его работу? Я считаю, что нынешний премьер не справился с этой ситуацией.

- Какие последствия от девальвации вы ожидаете?

- Девальвация, видимо, была необходима для оздоровления платежного баланса. Если от девальвации 1999 года был достигнут наиболее положительный позитивный эффект, начался рост в среднем по 10 процентов в год и мы за пять- шесть лет удвоили нашу экономику, то девальвация 2009 года не имела такого  макроэкономического  эффекта. Правительство объявило, что удержит инфляцию в  коридоре  6-8 процентов, по крайней мере в течение шести месяцев постараются удержать на этом уровне. Но реально, я думаю, нужно смотреть не на девальвацию, а соотносить уровень инфляции с повышением заработной платы. В среднем ожидается повышение зарплаты на 10-12 процентов – вот на этом уровне у нас и будет инфляция. Произойдет определенное затоваривание рынка, пока люди будут привыкать к новой системе отсчета, то есть темпы роста замедлятся. Да, платежный баланс улучшится, цены на нефть стабильны, а 70 процентов нашего бюджета зависит от цен на нефть. Но у малого и среднего бизнеса, который оперирует преимущественно национальной валютой, стоит ожидать замедления роста.  Цены, конечно, вырастут, учитывая то, что наша экономика по продуктам и товарам народного потребления зависит от импорта. Кто будет торговать себе в убыток? У нас как такового производства нет. Цены вырастут настолько, насколько девальвирована национальная валюта.  

-Весь прошлый год правительство сокращало социальные расходы: сокращение декретных выплат, повышение возраста выхода на пенсию для женщин, повышение тарифов на коммунальные услуги. Вместе с тем были увеличены налоги на недвижимость и транспорт, акцизы на табак и алкоголь. Обычно так поступают в кризис. Значит, ли что мы кризисе?

-  С моей точки зрения мне кажется, это связано не только с экономическими, но и с политическими проблемами. Я считаю, что у нас экономические реформы уперлись в необходимость проведения политических реформ. Министерства, ведомства стали неподотчетными. Заметьте, очень резко выросла доля квазигосударственного сектора ВВП. Если в 1999 году при правительстве Балгимбаева она составляла 15 процентов, то сейчас доля госсектора в ВВП выросла до 40 процентов. То есть фактически мы развиваем государственное предпринимательство отходим от частного сектора. Понятно, что государственный бизнес всегда менее эффективен, чем частный,  что бы нам не говорили.  

Есть еще одни принципиальный момент - нет обратной связи с обществом.

- Цены на нефть держатся высоком уровне, бюджет исправно пополняется, экономика растет. Почему же страна попала в полосу экономических потрясений?

- Это связано с тем, что принципы экономики, которые были заложены в 90-х годах, ничуть не изменились. Нет каких-то инноваций в экономике страны. Министерства  перекладывают ответственность или на правительство, или на администрацию или на регионы. Полностью согласен с депутатом Даригой НАЗАРБАЕВОЙ, которая заявила, что Минздрав самоустранился от управления здравоохранением. Аналогичная ситуация и в других ведомствах. Никто ни за что не хочет отвечать.

- Можно ли говорить, что у нас кризис управления?

- Об этом давно говорят эксперты. Кризис управления у нас с 2009 года, нынешняя девальвация тоже связана с кризисом управления. Власть очень сильно «работала» с оппозиционными партиями и движениями, то есть полностью нейтрализовала их. Но при этом идеологи совершенно забыли об одном обстоятельстве: сейчас голос общества становится все громче и громче.  Показательный пример – события 15-16 февраля, когда люди вышли на площадь перед Дворцом Республики в Алматы и перед акиматом. Пока их не много и я не хочу проводить аналогии с Украиной,  однако мы должны помнить, что было в декабре 1986 года, с чего начался развал СССР. 

За две недели последствий девальвации правительство так и не смогло взять под контроль макроэкономическую ситуацию. Поэтому президент за это время  вынужден лично два раза успокаивать население и частный бизнес. Но он не может работать за все правительство и все время брать на себя ответственность.