Менингит – ничто, имидж – все!

Анар БЕКБАСОВА

Упорные слухи о вспышке детского менингита могут подпортить имидж столицы. В инфекционной больнице едва успевают регистрировать пациентов. Родители малышей, недовольные качеством лечения, обрывают телефоны редакций, умоляя журналистов рассказать обо всем самым высоким чиновникам. Департамент здравоохранения Астаны стоически сопротивляется попыткам прессы получить хоть какие-нибудь комментарии. Все знают: просочившийся негатив пусть даже в виде менингококковой инфекции сильно карается ответственными за столичный пиар.

Сегодня журналистам повезло совершенно случайно. Министр здравоохранения Салидат КАИРБЕКОВА, главный санитарный врач Жандарбек БЕКШИН и еще несколько руководителей структур Минздрава пришли на брифинг Службы центральных коммуникаций (СЦК), чтобы рассказать прессе о том, что каждый второй казахстанец посещению врача предпочитает самолечение. Как будто для нас - это новость. (Сами часто анальгин глотаем; сидеть в очередях госполиклиник просто некогда). Но пишущую братию интересовал самый важный вопрос: какова реальная картина заболеваемости менингитом в Астане? Ведь по неофициальным данным, инфекция поразила больше 40 малышей. Коллеги спросили об этом министра здравоохранения. Салидат Каирбекова уже потянулась к микрофону, как мою коллегу перебил модератор СЦК Болат САДЫКОВ.

- По данному вопросу вы можете обратиться к пресс-секретарю Министерства здравоохранения, - приказал он.

- Не могли бы вы ответить сейчас, пожалуйста, — взмолилась журналистка.

Министр Каирбекова вопросительно посмотрела на Садыкова.

- Пожалуйста, следующий вопрос, — с каменным лицом отрезал Садыков.

- Это важный вопрос. Нам всем здесь сидящим он интересен, - зашумели журналисты.

- Мы не будем отклоняться от заявленных тематик, пожалуйста, следующий вопрос, - произнес свою коронную фразу модератор.

Почувствовав себя в полной защищенности, чиновники молча ждали, когда закончится эта перепалка.

- Вот, пожалуйста, сидит пресс-секретарь, — держал оборону Садыков.

- А может, просто не владеют информацией? — насмешливо предположил кто-то из коллег.

Впрочем, и это не задело чиновников – они молчали.

- Тогда мы не будем задавать вопросы, - категорично заявили журналисты.

И это, наконец, заставило Салидат КАИРБЕКОВУ вмешаться.

- Здесь находится еще и главный санитарный врач, - представила она коллегу, как будто до этого о его присутствии никто не знал. - Ситуация под контролем. Мы можем, в принципе, если не будете возражать, ответить.

- Сезонный рост заболеваемости начинается у нас где-то в августе-сентябре, но в этом году сдвижка произошла на месяц раньше ввиду того, что июнь и июль была жаркая погода. В связи с этим наши эпидемиологи совместно с врачами-инфекционистами занимаются этой проблемой. Никаких 47 поступлений за ночь, этого не было, — заверил Жандарбек БЕКШИН.

- Вы отрицаете, что в детской инфекционной больнице не хватает мест в реанимации? Ответьте «да» или «нет», - уточняла моя коллега.

- Пожалуйста, следующий вопрос, - без конца обрывал ее модератор Садыков. – Мы и так отошли далеко от заявленных сегодняшних тематик.

- Я многого не требую, - все еще пыталась получить ответ журналистка. – Только «да» или «нет».

Но министр и ее команда упорно молчали.

- Следующий вопрос, - мужественно защищал их сотрудник СЦК, который почему-то вдруг почувствовал себя и спикеров оскорбленными. – Пожалуйста, передайте микрофон. Давайте уважать друг друга, - сделал он журналистке замечание и дал слово мне, стоящей второй в очереди на вопросы.

Пришлось проявить солидарность с коллегами, жаждущими получить ответ на этот острый вопрос.

- «Да» или «нет»? – продолжила я.

Каирбекова применила излюбленный прием ухода от ответа.

- Те, о которых сейчас говорил Жандарбек Мухтарович, они по своему стандарту должны находиться в боксированных палатах. Эти больные находятся в боксах. Те, которые нуждаются в реанимации, они находятся в реанимации.

- Есть места в реанимации или нет, - пришлось мне перебить.

- Конечно, есть, - наконец, ответила министр. – Всем, кому нужна помощь реанимационная, она оказывается.

Чиновники Минздрава не подтвердили информацию о 47 заболевших детях. Однако было понятно, что ни министр, ни главный санитарный врач просто не владеют информацией о картине заболеваемости менингитом в Астане. Пока Бекшину и другим его коллегам задавали вопросы на заявленную тему брифинга, Салидат Каирбекова строчила сообщения на своем мобильнике чиновникам горздрава.

В конце она сама обратилась к журналистам.

- Для того чтобы снять эти вопросы все и иметь объективную картину, я сейчас дала поручение, я думаю, это сообщение дошло, управлению здравоохранения, чтобы они провели для вас пресс-брифинг и показали вам все цифры реальные, - пообещала Салидат Каирбекова.

Послушаются ли министра чиновники департамента здравоохранения – большой вопрос, ведь в течение полутора часов переписки информацию о менингите они ей так и не выдали.