Почему Карим Масимов играет в прятки с прессой и обществом?

>

Карим Масимов очень впечатляюще начал свою деятельность, возвратившись на пост премьера. Были объявлены серьезные структурные реформы в виде «дорожной карты» – 10 шагов. Каждый шаг начал наполняться конкретным содержанием. И тут правительство опять стало выдавать пустышки

Фото: gazeta.ru
Карим Масимов.

Для начала хотел бы повторить вопросы, которые не раз задавал в своих статьях:

Когда же правительство начнет обсуждать стратегические документы по развитию Казахстана со всем обществом? И когда у него появится ответственность перед этим самым обществом?

Меньше знаешь – лучше спишь

Для меня оказалось неожиданностью, что правительство, возглавляемое новым-старым премьером Каримом Масимовым, оказалось еще более закрытым, чем кабинет Серика Ахметова. Для начала было запрещено присутствие прессы на заседаниях правительства и их трансляция на телевидении. Затем обнаружилось, что проекты и уже утвержденные программные и стратегические документы правительства оказались страшно засекреченными.

Такая ситуация началась с упомянутой «дорожной карты», которая была широко разрекламирована правительством. Как можно было понять из выступлений членов кабмина, она представляет собой план конкретных действий по структурной реформе экономики - для достижения целей Стратегии «Казахстан 2050». Это крайне важный документ, но ни пресса, ни общество так его и не увидели. Конечно, такая «игра в прятки» очень удобна правительству. Чем меньше знает общество - тем меньше будет задавать неудобных вопросов о деятельности исполнительной власти.

Как жить дальше? Top secret!

Другой пример закрытости правительства - проект госпрограммы индустриально-инновационного развития на 2015-2019, который был недавно им одобрен (Forbes.kz уже его анализировал: см. здесь). Этот документ также важен для развития страны, но он не был опубликован в официальной прессе для обсуждения до его одобрения. И не опубликован до сих пор.

После утверждения этой госпрограммы я долго и упорно искал проект в интернете, пока не нашел его на сайте Национальной палаты предпринимателей (НПП). После этого я реально зауважал эту общественную организацию.

Во-первых, для себя лично наконец-то нашел единый источник всех важнейших документов правительства, которые публикуются для обсуждения до того, как они утверждены.

Во-вторых, меня поразило, каких НПП смогла собрать замечательных экспертов, которые в узком кругу меньше, чем за неделю, отработали с правительством этот очень большой (135 страниц) и весьма сложный документ. В Нацпалату проект поступил из правительства официальным письмом 11 мая, и уже 17 мая он был утвержден на заседании правительства. Ну просто выдающаяся работа НПП!

Лишнее звено

В отличие от правительства, Нацбанк, например, опубликовал на своем сайте проект Концепции развития финансового сектора РК до 2030, что немедленно возбудило активное обсуждение этого документа в прессе. Но на этом весь позитив закончился, и наступило «как всегда».

Не знаю, как обсуждали концепцию в банковском сообществе, но результаты дискуссии в части развития рынка ценных бумаг с его профучастниками были удручающими. Профучастники подготовили консолидированные предложения и через Ассоциацию финансистов Казахстана (АФК) направили их в Нацбанк. После этого на уровне зампреда регулятора эти предложения обсудили. В итоге  Нацбанк составил таблицу поступивших рекомендаций со своими комментариями, где оставил только предложения, удобные ему, а кардинальные - просто игнорировал. При этом наши общественные защитники - АФК и НПП - как в рот воды набрали, и непонятно, кому из них предъявлять претензии.

В этой ситуации опять поразила роль Нацпалаты предпринимателей. До появления этой организации, навязанной государством всему бизнесу, профучастники финансового рынка (банки, страховщики, брокеры и т.д.) решали все вопросы с госорганами через добровольную организацию АФК. Затем над ней возникла надстройка – НПП. Она потребовала денег, но не дала ничего взамен, а лишь ухудшила взаимодействие между профучастниками и государством, став ненужным дополнительным звеном.

Пришло время политической либерализации

Все эти примеры показывают, что сегодня госорганы не волнует мнение общества, и государство никак не зависит от этого мнения. Поэтому назрела крайняя необходимость в создании механизмов подотчетности правительства всему обществу. Здесь эффективным инструментом является только наличие реальной политической конкуренции в стране.

В Стратегии «Казахстан 2050» заложена основополагающая формула - «Сначала - экономика, потом - политика». «Поэтому мы последовательно идем по пути политической либерализации. Только так можно модернизировать страну и сделать ее конкурентоспособной», - говорится в документе. Благодаря нефтяным доходам с экономикой у Казахстана уже года три, как все более или менее в порядке, и ближайшее будущее (пока есть нефть и другие природные богатства) выглядит неплохо. Так что время для политической либерализации однозначно настало. Пора государству понять, что стратегические ошибки, сделанные правительством сегодня, обязательно аукнутся будущим поколениям, когда истощатся недра.

С такими планами в 30 развитых стран не попасть

Теперь я хотел бы остановиться на холостых выстрелах нового-старого правительства.

В декабре 2012 президент в своей Стратегии «Казахстан 2050» поставил цель - войти в число 30 развитых стран к 2050. Тогда же он поручил правительству разработать концепцию, которая будет представлять собой детальный план действий по достижению этой цели. Концепция была разработана предыдущим правительством и утверждена в январе этого года. Как я писал на Forbes.kz ранее, документ получился откровенно слабым и чисто декларативным. Детальными планами там даже и не пахло. И опять же эта концепция не была представлена на предварительное общественное обсуждение.

В поисках второй госпрограммы ФИИР на сайте НПП я обнаружил проект плана мероприятий на 2014-2020 по реализации Концепции-2050. С учетом всех недостатков концепции этот план меня, честно говоря, шокировал. Он представляет собой таблицу на 11 страницах, её легко пробежать за пять минут. Документ вызывает массу вопросов. Как правительство собирается хотя бы приблизиться к заветной тридцатке стран-лидеров? Где планы по снижению участия государства в экономике, стимулированию инвестиций, развитию финансового и реального секторов, по борьбе с теневой экономикой?

Я ожидал, что планом мероприятий для Концепции 2050 как раз и станет та самая засекреченная «дорожная карта» правительства. Но оно предпочло свои соображения по реально ключевым проблемам держать втайне, а в опубликованный план мероприятий включило лишь вопросы, так сказать, второго эшелона. Здесь мы опять возвращаемся к вопросу подотчётности правительства.

Программа индустриализации: опять объединение несовместимых подходов

Сама программа огромная, и я остановлюсь на двух моментах, сразу бросившихся в глаза.

Программа первой пятилетки ФИИР имела большое число плановых показателей, и, судя по цифрам, указанным в проекте новой программы, большинство их так и не было выполнено. Новая программа была обязана критически подойти к этому невыполнению. А самое важное - необходимо было критически обсудить неверные подходы к индустриализации, которые в новой программе сильно изменились.  Но поскольку и новыми, и старыми подходами много лет занимаются одни и те же люди, от них трудно было ждать самокритики.

Впрочем, над новой программой явно поработали иностранные эксперты. От командно-административных методов индустриализации правительство наконец-то стало переходить к кластерной политике, проповедуемой Майклом Портером.

В чем основная разница между этими подходами? Первый основан на том, что индустриализацию в основном проведет государство. Чиновники сами решат, какие индустриальные проекты станут конкурентоспособными, бюджет их профинансирует, а госкомпании реализуют. При этом ставка делалась только на отечественных производителей, которым гарантировали протекционизм и субсидии и тем убивали на корню конкуренцию на рынке, а в конечном итоге делали индустриальные проекты неконкурентоспособными на международных рынках. В целом всё это сильно напоминает плановую социалистическую экономику.

Кластерный подход – целиком рыночный. Ключевую роль в индустриализации играет частный бизнес (отечественный и иностранный), который сам решает, в какие проекты ему лучше инвестировать. Роль государства здесь сводится только к формированию благоприятного инвестиционного климата. Оно создает равноправные конкурентные условия абсолютно для всех игроков. Для приоритетных кластеров государство создает специальные условия не прямым участием, а инвестируя казенные средства в инфраструктуру, человеческий капитал и т.д. Для небольших стран вроде нашей в индустриализации ключевую роль играет привлечение прямых инвестиций от лучших ТНК, особенно в сфере высоких технологий.

В программе второй пятилетке ФИИР кластерный подход стал ключевым, но почему-то в ней остались элементы административно-командного подхода. Например, в новой программе для обрабатывающей промышленности указаны 15 приоритетных секторов, каждый из которых имеет как минимум с десяток приоритетных видов деятельности и множество приоритетных товарных групп. Интересно, как по всему этому множеству приоритетов Казахстан станет конкурентоспособным на международном рынке? Очень беспокоит, что во все эти «приоритеты» начнут по старинке вбухивать многомиллиардные средства, что приведет к временному созданию рабочих мест, но не к конкурентоспособному производству.

Где кардинальные меры по оживлению фондового рынка?

В феврале 2014 на расширенном заседании кабмина президент в жесткой форме порекомендовал правительству и Нацбанку принять ряд кардинальных мер по оживлению РЦБ. В середине марта регулятор подготовил проект Концепции развития финансового сектора РК до 2030. Но в нем не было ни слова об этих мерах (я писал об этом ранее).

Последний вариант проекта Финансовой концепции был опубликован на сайте Нацбанка 22 мая. Но и в нем никаких кардинальных мер так и не появилось. Единственным его существенным отличием от первой версии стало появление плана по росту РЦБ: «К 2020 году капитализация рынка акций к ВВП увеличится в два раза при условии реализации Программы Народное IPO и проведения новых IPO корпоративными клиентами».

Сей «выдающийся» план удивил двумя моментами. Во-первых, при нашем маленьком РЦБ этот план легче легкого выполнить уже в следующем году. Для чего нужно лишь провести уже запланированное «народное IPO» двух нацкомпаний -  KEGOC и «Самрук-Энерго». Получается, после 2015 и до конца 2020 правительство может не температурить по поводу рынка ценных бумаг, а лежать и плевать в потолок: план-то выполнен.

Второй удивительный момент – реализация крайне заниженного плана развития рынка РЦБ обусловлено программой «народного IPO», выполнение которой целиком зависит от самого правительства. Таких планов я еще никогда не видел. То есть правительство фактически говорит: я обещаю сделать эту работу, если смогу или захочу. Откровенно говоря, с такими планами надо искать другое правительство, которое не будет сомневаться в своих силах.

Модернизация пенсионной системы не согласуется со стимулированием инвестиций

12 мая был опубликован проект Концепции дальнейшей модернизации пенсионной системы РК до 2030. По этому документу тоже много вопросов, но больше всего удивило увеличение налоговой нагрузки компаний на 5%. В соответствии с этой концепцией для создания новой условно-накопительной компоненты пенсии правительство фактически планирует ввести дополнительный налог в размере 5% от фонда заработной платы. С учетом того, что ФЗП почти у каждой компании – крупнейшая статья расхода, то такой прирост дополнительных расходов ударит по себестоимости продукции и услуг и прибылям самих компаний. Как-то это не очень вяжется с распиаренным «раем для инвестиций». Казахстан и так уже оказался в ловушке высоких зарплат при очень низкой производительности труда, а правительство собирается еще и усугубить эту ситуацию.

У государства есть Национальный фонд, многие миллиарды долларов из которого уже были потрачены впустую. Может, правительству лучше стоит с пользой для населения использовать нефтяную заначку, чем повышать налоговую нагрузку на предприятия?

Когда появится долгосрочная программа по снижению участия государства в экономике?

В феврале глава государства потребовал от правительства к 2020 снизить долю государственной собственности до уровня 15% от ВВП. Сегодня она существенно больше 60%. Это значит, что на шесть с половиной лет перед правительством поставлена сверхсложная задача.

Однако почему-то пути ее решения правительство упорно замалчивает. В апреле были объявлены планы по приватизации крупных нацкомпаний до конца 2016, но при этом кабмин так и не удосужился привязать стоимость активов к плановому показателю, поставленному президентом. Так и остается неизвестным, какова на сегодня доля госсобственности в ВВП и как она будет уменьшаться. По моим ощущениям, объявленные планы приватизации не позволят существенно её сократить. И хотелось бы ясной картины, что же дальше собирается делать правительство. Вот почему Кариму Масимову и его команде пора перестать играть в прятки с прессой и обществом и начать открыто говорить о своих планах и способах их реализации.