Черные трансплантологи-мародеры, семья Фисталь, убивает украинцев

Владимир, Герман и Эмиль Фистали: бандиты-сепаратисты в белых халатах
Семья Фисталей, любимчики Януковича и Бахтеевой, продолжают наживаться на бюджете
Крысы в белых халатах – Эмиль, Герман и Владимир Фисталь
Династия Фисталь – приговор украинской медицине
Черные трансплантологи-мародеры, семья Фисталь, убивает украинцев

Громкие коррупционные скандалы в «Укрзализныце» и «Укроборонпроме» раскрыли перед украинцами схемы, по которым годами «распиливали» миллиарды государственных гривен. Но давно ждут своей очереди и скандальные разоблачение в системе Минздрава, где на закупках оборудования и лекарств давно греет руки своя тендерная мафия, прикрываемая высокопоставленными чиновниками и нардепами. Среди них выделяются фирмы братьев Фисталей, давно связанные с одиозной Татьяной Бахтеевой. «Донецкие» продолжают мародерствовать в Украине и сегодня, и в этом им не помешали ни Майдан, ни АТО.

Владимир Фисталь и Герман Фисталь: как разворовывают бюджет здравоохранения Украины.

Громкие коррупционные скандалы в «Укрзализныце» и «Укроборонпроме» раскрыли перед украинцами схемы, по которым годами «распиливали» миллиарды государственных гривен.
Но давно ждут своей очереди и скандальные разоблачение в системе Минздрава, где на закупках оборудования и лекарств давно греет руки своя тендерная мафия, прикрываемая высокопоставленными чиновниками и нардепами. Среди них выделяются фирмы братьев Фисталей, давно связанные с одиознойТатьяной Бахтеевой. «Донецкие» продолжают мародерствовать в Украине и сегодня, и в этом им не помешали ни Майдан, ни АТО.
Хотелось бы верить, что началом нового скандала стало расследование ГУ СБУ, выявившее потрясающую коррупции вокруг поставок аппаратов и препаратов для гемодиализа, от которого в буквальном смысле зависят жизни тысяч украинцев. Всё это затем было изложено журналистами в телевизионном сюжете, были названы несколько фамилий расхитителей бюджетных средств и сумма их наживы – около 7 миллионов гривен. Казалось бы, еще одна победа над коррупцией, которую стоит отпраздновать, но…
Всего 7 миллионов гривен? Слишком уже скромные деньги для тех, кто, по данным SKELET-info, наживает на этом состояния в десятки миллионов долларов (как минимум). И почему расследование затронуло только пару случаев, назвало лишь пару имен и фирм, умолчав при этом об остальных участниках теневых схем и их покровителях? Так другие журналисты задались вопросом о том, а не является ли это заказом конкурирующих коррупционеров. И в итоге они вышли на фирмы братьев Фисталей, давно уже ставших настоящей легендой теневых схем украинского здравоохранения.
Врачебные династии Донецка
Герман и Владимир Фисталь являются людьми крайне непубличными – в открытых ресурсах нет ни их биографии, ни даже фото (разве что случайные, в профиль). Это вполне понятно при таком образе жизни и бизнеса, когда не стоит лишний раз светить своё имя и лицо. А последние несколько лет их «анонимности» (и не только их) способствует ещё и информационная самоблокада Украины, которая под предлогом «борьбы с вражеской пропагандой» отрезала украинцев от многих Интернет-ресурсов России и самопровозглашенных «республик» Донбасса. Очень удобно для тех, кто не хочет, чтобы кто-то нашел о них информацию в Яндексе или на сайдах «ДНР». А между тем, всё начиналось именно в Донецке – и там же кое-что происходит до сих пор.
Своим нынешним положением братья обязаны двум людям, без которых они бы сейчас, в лучшем случае, торговали сантехникой на базаре. Первый – это их отец Эмиль Яковлевич Фисталь, известный донецкий врач, хирург и руководитель ожогового центра, считающийся одним из столпов отечественной медицины (по крайней мере, его так «распиарили»). Он родился 20 февраля 1939 года в Макеевеке, в семье советских интеллигентов. Он мог стать скрипачам, педагогом или бухгалтером, но родители настояли, чтобы юный Эмиль пошел по стопам дяди и тети и стал врачом. Хотя в Донецкий медицинский он поступил лишь со второго раза, Эмиль Фисталь зарекомендовал себя умелым хирургом, специализируясь на тяжелых ожогах – и на этом выстроил всю свою карьеру. Да, он мог бы просто оперировать, оставаясь скромным врачом, но предпочел оперировать и руководить, а потом руководить и оперировать. А заодно и преподавать в том же мединституте, где он и познакомился с бойкой студенткой Танечкой – через несколько лет вышедшей замуж и ставшей Татьяной Бахтеевой. Впрочем, учитывая, что Бахтеева сама происходит из родни донецких врачей, не исключено, что их знакомство с Фисталем произошло намного раньше.
Э16 февраля 1964 году у еще студента Эмиля Фисталя родился сын Герман, а 2 января 1971 года, когда он уже работал хирургом в ожоговом центре, у него родился второй сын, названный Владимиром. Кстати, по старому адресу Эмиля Фисталя (Ленинский проспект, 139) в Донецке был прописан его сын Владимир, а также некая Нина Эмильевна Фисталь 1998 года рождения – видимо, его дочь от второго брака. Ну, тут можно только позавидовать!
Герман Эмильевич и Владимир Эмильевич (вспоминается «голубой воришка» Паша Эмильевич) никаких талантов в области медицины не выказывали, и вообще не имели желания лечить людей. Детство их было далеко не бедным, особенно у младшего Владимира, в юности им тоже всего хватало, но постоянно хотелось еще и побольше. В «перестройку» они открыли какой-то кооператив, но по-настоящему бизнес у них пошел только с середины 90-х. Журналисты привычно связывали это с подъемом группировки Рината Ахметова и назначением Виктора Януковича губернатором Донецкой области, однако далеко не все в Донецке строилось вокруг Ахметова. В регионе существовали старые и новые кланы, и Фистали принадлежали к «стародонецким» (еще советская элита), среди которых и имели все свои связи.
Затем в их жизни снова появилась Татьяна Бахтеева – второй человек, которому Фистали обязаны своим благополучием. Бахтееву тоже всегда называют одним из самых приближенных к Ахметовым людям, однако и тут не всё так просто. Бахтеева была близка к Жигану Такташеву, который в своё время являлся правой рукой Ахата Брагина (Алика Грека) и в своем роде конкурентом Ахметова. Бахтеева породнилась с семьей Валитовых, тоже близкой к Такташеву – в их общем бизнесе участвовал Андрей Адамовский, бизнес-партнер Александра Грановского. Муж Бахтеевой работал на рейдера Владислава Дрегера, связанного с известный ОПГ «17-й участок». Наконец, Бахтееву часто видели в компании Геннадия Узбека — еще одного донецкого «авторитета».
И вот в 1997 году Татьяна Бахтеева стала генеральным директором Донецкого областного медицинского объединения: под её руководством оказалась вся областная медицина. В том же году Герман Фисталь создал ЧП «ПКФ «Донмед», через которое он начал проворачивать свой околомедицинский бизнес, делясь наваром с Бахтеевой. Суть этого бизнеса остается неизменной все 22 года: «распиливать» бюджет здравоохранения через закупки оборудования, препаратов и техники для медицинских учреждений.
И ведь нельзя сказать, что почтенный доктор Эмиль Фисталь не знал, чем «зарабатывают» его бестолковые сыновья. Конечно же, знал! Более того, по информации источников SKELET-info, первые шаги в бизнесе они делали с помощью ожогового центра отца – закупая для него через свою фирму лекарства и даже открыв цех по производству каких-то медицинских изделий из пластика. Но бюджет ожогового центра был ограниченным, а вот настоящие перспективы для братьев развернулись тогда, когда Татьяна Бахтеева предоставила им доступ к бюджету здравоохранения всей области, а потом и Украины. Причем, Бахтеева выбрала Фисталей в бизнес-партнеры не просто так, и не только потому что давно знала их отца. Имя знаменитого хирурга, руководителя центра, в котором спасали жизни сотен людей, было отличным прикрытием для разного рода теневых схем!
Сейчас это имя вовсю используют сепаратисты «ДНР». В 2014 году Эмиль Фисталь остался работать в Донецке, отказавшись бросить свой ожоговый центр и Институт неотложной хирургии, из-за чего даже попал в печально известный «Миротворец» в качестве «пособника террористов». С одной стороны, нельзя обвинять врача в том, что он не бросил больных. Напротив, мы в своё время восхищались героическими советскими врачами, которые в 1941 году отказывались от эвакуации, чтобы остаться со своими пациентами. Но с другой стороны, ведь Гитлер не награждал этих врачей Железными крестами! А вот Эмил Фисталь удостоился многочисленных наград в «ДНР». И не только за то, что спасал и лечил раненых жителей Донецка, а заодно и повстанцев (тоже ж люди!). Кстати, помните «бурятского танкиста» Доржи Батомункуева, обгоревшего в боях под Дебальцево? Его лечили именно в ожоговом центре Фисталя, где его навестил Иосиф Кобзон.
Вместо того, чтобы тихо переждать лихие времена, Эмиль Фистал, что называется, активно выражает свою гражданскую позицию – но только не в поддержку Украины. Весной 2014-го он утверждал, что в Донецке нет сепаратистов, а российскими флагами машут некие «чужие люди», а потом вдруг сам стал пылким сторонникам «республик» и России. И вот уже Эмиль Фисталь грозил Украине «вторым Нюрнбергским трибуналом», он дружил с Захарченко и получил из его рук звание «Героя труда ДНР», затем он публично поддержал Пушилина. «К огромному нашему сожалению, республика потеряла своего лидера, который трагически погиб. Теперь перед нами стоит дилемма, кого выбирать из пяти претендентов. Голосовать буду за Дениса Пушилина, потому что он последователь Александра Захарченко», — заявил в октябре 2018 года Эмиль Фисталь, фактически агитируя за Пушилина. За что через пару месяцев получил новую награду уже из его рук: Эмилю Фисталю присвоили звание «Заслуженный врач ДНР».
Но действительно ли Эмиль Фисталь говорит то, что думает, или он просто привычно подлащивается к власти, не взирая на цвет её флагов? На эту мысль наводит тот факт, что, пользуясь своим имиджем «легенды донецкой медицины» и статусом «спасителя людей», Эмиль Фисталь вместе с фирмами своего сына Германа активно «распиливает» теперь уже бюджет здравоохранения «Донецкой республики», а также осваивает гуманитарную помощь из России. А вы сами понимаете, что доступ к такому корыту дается лишь за определенные «заслуги».
Крысы в белых халатах
Свой первый бизнес братья Фистали пытались сделать на производстве одноразовых шприцев, которые они собирались сбывать медучреждениям своего отца. Но уже тогда, в 90-х, Фистали поняли, что производить собственную продукцию не очень-то выгодно и намного сложнее, чем перепродавать чужую – иногда выдавая её за свою. С тех пор это стало одной из фишек их бизнеса. Вот, к примеру, в 2017 году КГГА провела тендер на поставку и установку 118 подъемных платформ для инвалидов-колясочников, выделив на это 10 миллионов гривен. В конкурсе победила компания «Ортоимпекс» (учредитель Юрий Василенко, один из людей Фисталей), предложившая свои услуги за 9,98 миллионов. На первый взгляд всё честно и прозрачно. Но потом выяснилось, что «Ортоимпекс» закупит эти платформы у ООО «Производственная компания Диспомед» (ЕГРПОУ 32250962), принадлежащей братья Фисталям. Затем выяснилось, что «Диспомед» не производит эти платформы сам. Более того, хотя «Диспомед» работает с 2003 года, самостоятельно он не производит даже инвалидные коляски, которые продает от своего имени. Есть даже сомнения в том, что там выпускают хотя бы костыли. Нет, всё это закупается у других предприятий, в лучшем случае собирается из комплектующих, в худшем просто перепродается с наваром.
Но было и еще кое-что, к сожалению, не замеченное журналистами. Если просмотреть информацию о тендерах, которые выигрывали и выигрывают фирмы Фисталей, то можно найти одну любопытную деталь. Они всегда предлагают цену чуть-чуть ниже конкурсной, как бы честно выигрывая тендеры – и тут к ним придраться как бы не с чем. Но при этом всё равно «наваривают» 20-50%, продавая оборудование и медикаменты намного дороже их реальной цены. Кстати, мы говорим реальной, а не рыночной, потому что украинский рынок медицинского оборудования и медикаментов частично монополизирован и поделен между теневыми кланами, специально завышающих цены и не допускающих честной конкуренции. Но реальная цена – это стоимость аналогичных товаров и услуг в других странах (можно сказать, мировые цены), откуда, кстати, импортируется большая часть оборудования, которое потом перепродается на тендерах.
Так вот, в случае с подъемниками, заказанными КГГА, стоимость каждого, пусть и с установкой, составлял 84,6 тысяч гривен. Специалисты указывали, что она сильно завышена: за такие деньги в Европе можно купить небольшой электромобиль! Но ведь эту цену выставил заказчик (КГГА), а фирма Фисталей даже сделала символическую скидку. То же самое можно увидеть в большинстве тендеров в системе украинского здравоохранения, и не только в тех, где участвовали Фистали: цену завышали именно заказчики. Но при этом тендеры неизменно выигрывали свои, «нужные» фирмы. То есть в данном случае раскрывается теневая тендерная схема системы Минздрава и Соцзащиты, когда бюджет разворовывают фактически сами главврачи и чиновники, но в связке со своими фирмами (или фирмами своих надежных партнеров). При этом конечное слово за тем, кто выделяет на это деньги из бюджета, подписывая конкретную сумму. Можно назвать её «схемой Бахтеевой», поскольку она в своё время была одним из её авторов, она распоряжалась потоками бюджетов здравоохранения, и она же использует эту схему до сих пор. И всё же не стоит забывать, что по этой схеме и без Бахтеевой годами набивали свои карманы начальники медучреждений — в том числе и «человек-легенда» Эмиль Фисталь. Или вы думаете, что он был не в курсе, подписывая счета по завышенным ценам?
О да, все эти доктора-коммерсанты любят прятаться за своими регалиями и имиджем спасителем людей, но всё же задумается вот о чем: из-за того, что оборудование и препараты закупаются по завышенным ценам, намного больше стоят и медицинские услуги — операции, реанимация, лечение, реабилитация. За которые эти же врачи брали с украинцев деньги, причитая, что бюджетного финансирования не хватает даже на зеленку. Конечно «не хватает», ведь его разворовывали эти крысы в белых халатах! А теперь задумаемся о том, сколько украинцев умерло, потому что у них не было денег на эти дорогостоящие операции и лечение, потому что до них не дошла длинная очередь «льготников». Сколько могилок малоимущих приходится на одного вытащенного с того света героическими докторами, разделившими половину стоимости лечения между собой, коррумпированными чинушами и коммерческими фирмами? Похоже, что данный вопрос имеет уже не только коррупционный, но и политический характер.

Фисталь Владимир и Фисталь Герман: как разворовывают бюджет здравоохранения Украины. Часть 2. Как «натендерить» миллиарды

Если перейти к более конкретной информации, то одной из первых структур, через которую Фистали осуществляли свои схемы, был донецкий «Фонд гуманных инициатив» (ЕГРПОУ 24157031), учрежденный при Институте неотложной и восстановительной хирургии еще в 1996 году. Интересно,что его основным бенефициарием был не руководящий институтом Эмиль Фисталь, а один из завотделом Юрий Родин (умер в 2015 году). Из Фисталей долю в фонде имеет только Владимир Эмильевич, и то небольшую — всего 16%. Тем не менее, именно с этого фонда, через который проходили различные финансовые потоки, в том числе и «нелегальная» плата за лечение (взимаемая как «взносы»), начинали кормиться братья Фистали – под надежной «крышей» своего почти «святого» папы.
А вот еще один фонд, учрежденный Эмилем Фисталем – «Детский благотворительный фонд Украина». На его, так сказать, обертке добрый дедушка-доктор спасает тяжело больных малышей. Святое дело, какой негодяй может заподозрить в этом что-то нехорошее! Но под оберткой – всё те же схемы и фирмы Германа Эмильевича и Владимира Эмильевича. И директор этого фонда Ирина Савоста заодно являлась руководителем ООО «Горал», которое в паре с «Диспомедом» (обе фирмы принадлежат Фисталям) создавало фиктивные конкурсы и выиграло немало тендеров. Например, по такой схеме «Диспомед» получил тендер («Горал» был его соперником на конкурсе) на поставку инвалидных кресел для Фонда соцстрахования на сумму 1,56 миллиона гривен.
Доступ к настоящим большим деньгам Фистали получили с помощью Татьяны Бахтеевой. Еще раз повторим, что когда Бахтеева в 1997-м возглавила в Донецке облздрав, то братья Фистали тут же учредили одну из своих первых фирм для «большого бизнеса» ЧП «ПКФ «Донмед». А когда Бахтеева в 2002-м избралась в нардепы и получила в свои руки парламентский комитет по здравоохранению, то через год в Киеве с фирмой «Диспомед» появились и Фистали. К сожалению, подробной информации о деятельности тандема Бахтеева-Фистали в период 2003-2010 г.г. не сохранилось, зато SKELET-info известно про тендеры периода 2010-2012 г.г., когда парламентский комитет Бахтеевой получил такое могущество, что его называли «вторым Минздравом». Именно в эти три года фирмы Фисталей, под покровительством Бахтеевой, начали регулярно выигрывать крупные тендеры, быстро выбившись в лидеры рынка: они освоили более 3,5 миллиардов гривен (440 миллионов долларов по тогдашнему курсу).
Из этих денег к рукам махинаторов и коррупционеров «прилипло» не менее 25-30%. Удалось выяснить, что фирмы братьев Фисталей порою завышали стоимость поставляемого оборудования на 50-80%, а то и в разы! Поразительнее всего было то, что одно и то же оборудование продавалось в разных регионах Украины по разным ценам. Например, в 2011 году фирма «Красс» продала в Одесской области рентгеновский аппарат за 1,253 миллиона гривен — а точно такие же аппараты поставила медучреждениям Харьковской области уже по цене 2,099 миллиона гривен! В Днепропетровской области фирма «Донмед» поставила реанимационные столы для новорожденных в одни больницы по 96 тысяч гривен, а в другие по 150 тысяч. Там же фирма «Красс» умудрилась «толкнуть» аппарат МРТ за 19,6 миллиона гривен – при том, что аналогичный стоил 4,5-5,5 миллиона! А в 2012 году фирма из обоймы Фисталей поставила в Днепропетровск линейный ускоритель за 50 миллионов – хотя точно такой же для «Феофании» обошелся в 32 миллиона.
Раскусить эту загадку разницы в стоимости оборудования нетрудно. Там, где удавалось договориться с местными главврачами и заведующими здравотделами, там и увеличивали сумму заявок. Соответственно, туда направляли и намного большие бюджетные потоки. Вот видите, в Одесской области врачи попались упрямые — и им выделили деньги всего на один рентген, а вот в Харьковской начали «сотрудничать» — и им дали денег на несколько аппаратов.
Успешной монополизации украинского рынка медицинского оборудования и препаратов способствовала схема эксклюзивного дистрибьюторства. Для этого братья Фистали внимательно изучали иностранных производителей необходимых аппаратов и медикаментов, выбирали наиболее подходящих и заключали с ними договоры, по которым право на реализацию их продукции в Украине получали только фирмы Фисталей. Благодаря этой схеме братья на корню отсекали всякую конкуренцию, а значит, никто уже не мог продать это оборудование по более низким ценам.
Еще одним способом наживы Фисталей является торговля (перепродажа) низкокачественными товарами. Дешевая китайская аппаратура и турецкая медтехника маркировались как украинская, часто даже как продукция предприятий Фисталей – и на этом основании братья не стеснялись завышать цену, заявляя о необходимости поддержки «отечественного производителя», требуя субвенции и налоговые льготы. Так, в 2011 году их фирма «Альянс Фарм» упаковала и поставила в больницы не медицинскую, а грязно-желтую техническую вату. Тогда же их фирма «Горал» (та что работала в паре с детским фондом Эмиля Фисталя) взялась поставить партию автомобилей «скорой помощи». Мало того, что сами машины вообще не соответствовали ДСТУ и техническим требованиям, а их цена была завышена, так еще и фирма, взяв деньги, задержала поставку автомобилей. К тому времени главой Минздрава стала Раиса Богатырева, которая затеяла конкурентную войну с Бахтеевой — так что «скорые» забраковали и на фирму «Горал» наложили штраф в 33,8 миллиона гривен. Но вместе выплаты Фистали просто просто ликвидировали фирму. А чего жалеть, этих фирм у Фисталей два десятка только легальных, не считая «однодневок» и оффшоров!
При этом с помощью той же Бахтеевой и её обширных связей создавались препятствия для добросовестных украинских предприятий, не желавших участвовать в их аферах. Главным образом, это достигалось затягиванием и блокированием сертификации их продукции. Точно также Бахтеева отсекала от участия в тендерах фирмы, которые могли бы предложить аналогичную импортную технику по более низкой цене. Или вот случай: в 2012 году для Института нейрохирургии закупали компьютерный томограф (КТ). Фирма Фисталей сумела продать туда КТ «Тошиба» за 18 миллионов гривен благодаря тому, что её конкурента с КТ «Сименс» (стоимостью 12 миллионов) не допустили к тендеру путем внесения определенных «правок» в технические требования тендера.
Кстати, еще одна скандальная история из того же 2012 года: «наварив» на тендерных спекуляциях большие деньги, Герман Фисталь решил вложить их в собственный ресторан в Киеве. А как раз у «донецких» тогда была такая мода – открывать в Киеве что-то крикливое, типа ресторана, бутика или целого ТРЦ. И вот в качестве помещения для своего ресторана «Graine de Moutarde» он выбрал себе помещение бывшего гастронома в доме №41 на улице Московской, а заодно решил устроить себе офис на первом этаже здания по адресу улица Фрунзе (ныне – Кирилловская), 15. Жители этих домов ощутили на себе все прелести хамства и барской наглости «донецких докторов». Вырубленные деревья, «аннексированный» под личную стоянку Фисталя двор, работа под окнами тяжелой техники – все жалобы на это так и остались безответными.
Диализный детектив
Вся эта информация была опубликована еще до второго Майдана. Однако новая власть не обратила на неё никакого внимания. И хотя Бахтеева уже не могла так свободно распоряжаться миллиардами, она и её бизнес-партнеры всё же продолжили кормиться на рынке здравоохранения, реализовывая свои старые схемы. И, в частности, фирмы Фисталей несколько раз упоминались в контекстах скандалов вокруг т.н. «гемодиализной мафии».
Они начались с тендерных торгов, проводимых департаментом здравоохранения КГГА. Тут стоит особо отметить, что с 2012 года, когда Бахтеева была отодвинута Богатыревой от большого корыта Минздрава, та начала активно «доить» местные бюджеты, которые выделяли средства на поддержку медицинских программ на местах. Одной из таких кормушек и была КГГА: Фистали «зарабатывали» там на тендерах при «донецких», и продолжили это делать после 2014 года. И ведь их взаимовыгодные делишки почти год никто не замечал – хотя они проворачивались под самым носом у правоохранительных и антикоррупционных органов, общественников и активистов.
Преследуя вполне благие цели, сам Виталий Кличко курировал создание в столичной больнице №3 диализного центра. Проблема в том, что этот центр изначально был дан на откуп двум коррупционным семья: один этаж взяли оборудовать Фистали, другой Фейнбланты (занимающиеся такими же схемами и тоже связанные с Бахтеевой). Братья тут же пролоббировали поставку «нового немецкого оборудования» от фирмы «B.Braun», с которой они оформили договор на эксклюзивное представительство. Их фирма «Медикалгруп-Украина» выиграла тендер и поставила аппараты «искусственные почки», при этом значительно завысив их стоимость. Но самое худшее началось потом: вместо закупок фирменных расходных материалов и препаратов для этих аппаратов, Фистали решили поставлять диализному центру контрафакт, сделанный в Египте и Турции – но оформленный под видом оригинальной продукции «B.Braun». Позднее, когда в офисе «Медикалгруп-Украина» СБУ провела обыск, то там были найдены поддельная печать «B. Braun» и печати оффшорных фирм «Ipson Holdings Limited» (Кипр) и «Pro Buono UAB» (Литва), с помощью которых осуществлялась афера.
Использовался и другой фирменный метод Фисталей: закупка дешевых турецких препаратов, которые затем выдавали за продукцию собственного производства. Так, фиктивно производителем наборов для гемодиализа числилась «Медикалгруп-Украина» (свидетельство регистрации № 12737/2013 от 16.10.2014), реально же его выпускала турецкая фирма «REN MED TIBBI URUNLER TIC. LTD. STI» и они закупались через ООО «Допомогпа-1».
В результате диализ помогал не всем, пациенты и врачи засыпали жалобами инстанции, в том числе директора Госслужбы по лекарственным средствам города Киева Наталью Гудзь – но та клала их под сукно и сохраняла молчание. И это понятно, ведь Гудзь является одной из протеже Бахтеевой! Между тем смертность пациентов выросла, что и стало одной из причин скандала и расследования. Но вот удивительное дело: афера, и не одна, была налицо, бюджету нанесли многомиллионный ущерб, пострадали больные люди – а главные виновники этой истории спокойно продолжили свой бизнес, только уже через фирму «Румед». Более того, они его начали активно расширять, занявшись диализными центрами в Винницкой и Львовской областях. И вновь закупалось оборудование по завышенным ценам (а значит, закупалось меньше аппаратов «искусственной почки», чем можно было бы), и снова вместо фирменных расходников Фистали поставляли контрафакт.
Новый скандал произошел в феврале 2016-го: на сайте Нацполиции появилась новость о том, что Управление защиты экономики раскрыло коррупционную схему с участием чиновников КГГА, которые разворовывали бюджетные средства, выделявшиеся на программу гемодиализа, путем завышения стоимости закупаемого оборудования и материалов. Правда, при этом не упоминались ни фирмы, делавшие эти поставки, ни имена их владельцев. Более того, в течении суток эта новость вообще исчезла с сайта Нацполиции – однако она была сохранена в кэше Google, да и её успели перепечатать ряд новостных сайтов. Делу снова не дали ход, и стало очевидным, что у Фисталей и их бизнес-партнеров из КГГА имеется очень мощная «крыша».
Даже не чихнув, Фистали продолжили свой бизнес и свои аферы. Удачно складывались дела и у Татьяны Бахтеевой, которая устроила Наталью Гудзь руководителем Государственной службы Украины по лекарственным средствам! А именно таких людей на нужных должностях зависят все тонкости схем Бахтеевой-Фисталей.
И вот новое дело, за которое взялся сам главк СБУ. Казалось бы, вот-вот должна вскрыться это глубочайшая язва украинского здравоохранения, последовать громкие отставки, увольнения, аресты. Но, как верно заметили журналисты, в этом расследовании упоминались только ООО «Давиата» семьи Лединых и ООО «Линк-Медитал» семьи Барышевских. Не самые большие участники гомодиализного рынка Украины, но их почему-то выставили в этом расследовании как контролирующих его коррупционных монополистов. Что тут сказать? Только гомерически рассмеяться! Хотя бы потому, что в действительности этот рынок «держат», да и то не полностью, семьи Фисталей и Фейнблантов, но вот их как раз в этом расследовании не упоминали! В чем же дело?
Ларчик открывался просто: в последние месяцы на тендерных торгах в сфере гемодиализа не раз случалась «незапланированная конкуренция», когда в торгах принимали участие не только фирмы Фисталей (реальный участник и подставная), но и «Давиата» с «Линк-Медитал», которые предлагали свои услуги по более низким ценам. Разумеется, что это ломало схемы Фисталей, угрожая оставить их без «пропитания». И они решили расправиться с конкурентами одним из типичных способов – натравить на них правоохранительные органы. Которые вместо того, чтобы изобличать и ловить настоящих коррупционеров и расхитителей, выполняют их заказы.

Отхватить от почек сепаратистов. Герман и Владимир Фисталь в степях «ДНР»

За годы войны у нас немало писалось о так называемой «торговле на крови» – экспорте/импорте товаров из/в ОРДЛО – уменьшающую финансовую нагрузку на бюджет оккупантов, выделенный на содержание захваченных территорий, и пополняющий карманы их пособников, выбившихся из грязи в князи. Несмотря на то, что экономические отношения с «молодыми республиками» запрещены как украинским законодательством, так и международными актами, потоки денег и товаров из земель победившей «русской весны» не иссякают во всех направлениях, пишет Виктор Ликарчук в своем обзоре для CRiME и [громких дел].
Сегодня мы вам расскажем не про «Роттердам+» и не про мудреные схемы «младоолигарха» Сергея Курченко. Мы поговорим о гемодиализе, процедуре, продлевающей жизнь людям с больными почками. Как дотационные угольные шахты до войны, эта сфера до сих пор приносит мафиозным кланам миллионные прибыли. Потому что на гемодиализ, на спасение больных граждан, государство тратит ежегодно миллиард с «хвостиком» денег налогоплательщиков.
Как происходит «распил» гемодиализных денег на подконтрольных территориях, о клановых войнах за эти финансовые потоки мы (и не только мы) писали неоднократно. Но все исследователи этой темы незаслуженно мало уделяли внимания оккупированным территориям, а именно ОРДО. Плотная урбанизация, концентрированная индустриализация, помноженные на устаревшие технологии, стали здесь причиной кошмарной экологии и, как следствие, высокой заболеваемости, в том числе – почечными недугами. Их лечение (вернее, его финансирование) когда-то взвалило на себя украинское государство, от заботы которого гордые «донбасята» с помощью российской военщины избавились в 2014 году.
До победы «свободолюбивого донбасского духа» над здравым смыслом, «зажравшийся» Киев тратил из общеукраинского «общака» сотни миллионов гривен на поддержку почек дончан, пострадавших из-за ухудшения экологии, вызванного безрассудной деятельностью сначала донбасских «красных директоров», затем – местных олигархов. Так сложилось исторически, что и на почках дончан также «кормились» местные кланы. Вернее клан. Клан Фисталей.
Его отец-основатель – один из представителей «стародонецких» (еще советской закалки) 80-летний гениальный хирург и номенклатурщик Эмиль Фисталь. Благодаря связям этого медицинского светила, его отпрыски Герман и Владимир Фисталь смогли выстроить обширную бизнес-империю, специализирующуюся на поставках медицинских товаров и услуг. Когда все «донецкие» в конце 1990-х – начале 2000-х ринулись покорять Киев, молодые Фистали также перебрались в столицу, избрав ее центром своей узко специализированной бизнес-империи. Ведь их интересы стали распространяться не только и не столько на Донбасс, но и на все регионы Украины. А в таких масштабах дела сподручнее вести с Печерских холмов, а не донбасских терриконов.
Начавшаяся в 2014 году война с Россией внесла коррективы в коррупционные схемы. Владимир и Герман Фистали остались в своем киевском гнезде, однако отец семейства упорно демонстрирует «региональный патриотизм».
Эмиль Фисталь, что называется, активно выражает свою гражданскую позицию – но только не в поддержку Украины. Весной 2014-го он утверждал, что в Донецке нет сепаратистов, а российскими флагами машут некие «чужие люди». Но вскоре сам стал пылким сторонникам «республик» и России. И вот уже Эмиль Фисталь грозит Украине «вторым Нюрнбергским трибуналом», он дружит с Захарченко (нашедшим свою бомбу в ресторане «Сепар») и получает из его рук звание «Героя труда ДНР»
Когда то ли конкурирующая террористическая группировка, то ли проукраинское подполье точечным взрывом отправило гауляйтера Захарченко в ад, мудрый доктор Эмиль Фисталь публично поддержал нового ставленника Кремля – Дениса Пушилина.
«К огромному нашему сожалению, республика потеряла своего лидера, который трагически погиб. Теперь перед нами стоит дилемма, кого выбирать из пяти претендентов. Голосовать буду за Дениса Пушилина, потому что он последователь Александра Захарченко», — заявил в октябре 2018 года Эмиль Фисталь, фактически агитируя за Пушилина. За что через несколько месяцев, в феврале этого года, получил награду уже из рук нового гауляйтера: Эмилю Фисталю главарь террористов присвоил звание «Заслуженный врач ДНР».
Издание утверждает, что, пользуясь своим имиджем «легенды донецкой медицины» и статусом «спасителя людей», Эмиль Фисталь вместе с фирмами своих сыновей Германа и Владимира активно «распиливает» теперь уже бюджет здравоохранения «ДНР», а также осваивает гуманитарную помощь из России. А вы сами понимаете, что доступ к такому корыту дается лишь за определенные «заслуги».
Осмелимся предположить, что эти «заслуги» сводятся к «откатам», таким же, как платят Герман и Владимир Фистали коррумпированным чиновникам на территории свободной Украины, где фирмы Фисталей являются фигурантами нескольких уголовных производств. Однако, если махинации на подконтрольных украинской власти территориях с точки зрения юриспруденции – коррупция и присвоение средств, то донецкие «схемы» уже на финансирование терроризма тянут.
Как пишет интернет-издание «ОЛИГАРХ», в последнее время ходили слухи, что Фисталям удается с успехом окучивать не только украинских чиновников, но и «Министерство здравоохранения ДНР». В прошлом году немало тендеров этого ведомства псевдореспублики выигрывала некая фирма «Медикодон», которую также связывают с братьями Фисталями. Немало перепало также компании «Лаб-трейд», с которой в декабре 2018 года Донецкий центр крови заключил договор по процедуре закупки у одного участника более чем на 3 млн. оккупационных рублей (на наши деньги это около 1,5 млн грн – прим. авт.).
Слухи эти отнюдь не беспочвенны.
С весны 2014-го, когда на Донбассе начались интенсивные боевые действия, развязанные российскими агрессорами, цепочка поставок критически важных медицинских препаратов, в том числе и для гемодиализа, прервалась. Но её на свой страх и риск поспешили восстановить добродетели из международной организации «Врачи без границ». В первые месяцы войны они за счет благотворителей абсолютно безвозмездно и рискуя собственной жизнью поставляли через линию фронта, среди всего прочего, до 90% необходимых гемодиализных препаратов в «Донецкую народную республику» (в то время, как её российские «благодетели» насыщали её танками, снарядами и упоротыми боевиками). Но внезапно осенью 2015-го, когда интенсивные боевые действия на Донбассе утихли, «молодая республика» запретила «Врачам без границ» доступ на свою территорию вместе с их «шаровыми» лекарственными препаратами стоимостью в миллионы долларов. На уровне слухов причиной этому указывалось то, что якобы вот эти вот врачи-волонтеры были шпионами «украинских карателей».
На самом деле причина кроется в том, что к концу 2015-го, когда боевые действия наконец-то устаканились хлипкими Минскими соглашениями, коллаборанты, пробившиеся к управлению «республикой», начали выстраивать мирную жизнь по своему усмотрению. То есть, «пилить» финансовые потоки. И врачи-филантропы, безвозмездно заваливающие каждого страждущего необходимыми лекарствами, стали более чем лишними на этом «празднике жизни». Поскольку их бесплатные поставки медпрепаратов мешали «осваивать» бюджеты, выделенные оккупационной администрацией (как из подачек российского федерального бюджета, так и собранных с оккупированного населения в виде налогов средств) на имиджевое лечение тяжелобольных. Оккупантам пришлось пойти на эти траты, чтобы демонстрировать картинку, изображающую социальную идиллию в «республике», в то время как в Украине «бандеровцы» якобы жрут снегирей и распинают русскоязычных мальчиков. А возможность «подерибанить» стала приятным дополнением к этому благородному делу.
Уже начиная с 2016 года оккупационная «администрация» начинает закупать на «тендерах» медикаменты для медучреждений, в том числе и для гемодиализа. Среди фаворитов оказываются упомянутые выше ООО «Медикодон» и «Лаб-трейд». Если рассматривать отдельные «тендеры», то суммы там, по украинским меркам, небольшие – несколько сот тысяч гривен за «заход». Но в целом «накапывают» миллионы. Десятки миллионов.
Зарегистрированная в ОРДО вышеупомянутая фирма «Лаб-трейд» вроде бы еще не попадала в поле зрения наших правоохранительных органов. Однако ООО «Медикодон» и его клоны фигурируют в делах о так называемом «прерванном транзите», когда товары из Украины по документам экспортируются в Узбекистан, Казахстан или еще куда подальше, но на самом деле, попав на территорию Российской Федерации, сворачивают к ее донбасским сателлитам.

Ключевым из них выступает донецкое ООО «Медикодон», которое присутствует как в украинских, так и в оккупационных реестрах. Его бенефициарием указан Автономов Дмитрий Игоревич.
Контрабанда медицинских товаров – далеко не профильный бизнес Автономова. Белорусские журналисты уверены, что Дмитрий Автономов может стоять за схемой, по которой добытый в «ДНР» уголь через цепочку подставных фирм вывозится в вотчину Лукашенко, а оттуда под видом добытого в Беларуси поставляется в Украину. В обратную сторону, в «новороссию», через зарегистрированное отцом Автономова в Торезе частное предприятие «Содействие» идут крупные партии выгнанной в Беларуси водки (собственно, гнали ее подконтрольные Автономову фирмы). Не исключено также, что Автономов мог стоять за организацией поставок в Беларусь продукции донецкой кондитерской фабрики «Конти», принадлежащей олигарху Борису Колесникову.
То есть, для Автономова медикаменты – совсем не профильный бизнес. Но зарегистрированное на него ООО «Медикодон» поставляло расходные материалы для гемодиализа в больницы «ДНР». А это импортные материалы, то есть, не производящиеся в России, Украине или других странах бывшего СССР. Маловероятно, что молодой (ему всего 31 год) донецкий проходимец Дмитрий Автономов, находящийся в розыске СБУ по подозрению в финансировании терроризма, выезжал в Германию, Чехию, США или куда-то еще, дабы наладить контакты с тамошними производителями (там с ним и говорить-то не стали бы).
Очень сомнительно также, что через Автономова работали какие-нибудь «схематозники» с российского рынка. Во-первых, вожди «молодой республики» крайне неохотно допускают пришлых к «распилам» (они и друг друга в борьбе за место у корыта «на подвал» сажают). Во-вторых, за участие в донецких схемах без благословления товарища Суркова очень легко попасть в жернова Следственного комитета РФ (что регулярно происходит с российскими комбинаторами, решившими испытать судьбу на ниве сомнительного бизнеса в «республике»), а это слишком большой риск для дельцов, выстроивших стабильные схемы у себя за поребриком, чтобы связываться с отмороженными донбасскими боевиками.
В гемодиализной схеме на Донбассе конечными бенефициарами были и остаются братья Фистали. Дмитрий Автономов тут был не столько посредником и логистом, сколько «придаточным звеном» от Александра «Ташкента» Тимофеева – «министра доходов и сборов» в банде покойного Александра Захарченко. Без «откатов» на карман Ташкенту в «ДНР» просто не мог функционировать какой-либо более-менее крупный бизнес, с другой стороны, Автономов мог обеспечить Фисталям «отмывку» их доли на торговле с террористами – благо, он это дело досконально отработал на угольных и водочных «комбинациях».
Однако после того, как Захарченко отправился к своим «ватным» праотцам, Ташкент, который давно стал костью в горле его террористических братьев по оружию, резко утратил свои позиции. Уже в конце прошлого года с благословления нового главаря «республики» Дениса Пушилина Тимофеев и вся его банда очутились на «подвале» за «махинации с госзакупками» (хотя реальная причина более чем очевидна – борьба за финансовые потоки). Естественно, незавидная участь, несмотря на былые заслуги (он потратил немало личных денег на финансирование «русской весны»), постигла и Дмитрия Автономова.
Но Фисталей эти «разборки» никак не коснулись, более того, их тонко чувствующий конъюнктуру папаша спустя месяц после разгрома группировки Ташкента – Автономова, как упомянуто выше, был обласкан «новой властью» в лице Дениски Пушилина. То есть, бюджет «республики» остался открытым для освоения сыновьями Фисталя, просто поменялась «крыша» и карман, в который нужно «откатывать».