Алматы. Рай для террористов и бандитов?

>

Пора создавать антитеррористический информационно-аналитический центр

В последние месяцы Алматы перестал быть просто перевалочной базой для террористов. Судя по недавнему обнаружению нескольких мешков селитры в доме в поселке Таусамал, где случайно взорвались террористы – наш город в скором времени станет полем битвы, пишет для агентства КазТАГ автор Расул Рысмамбетов.

Штурм в микрорайонах, в результате которого пострадали 11 бойцов спецназа МВД «Сункар» (апрель 2011 года), перестрелка с бандитами на проспекте Райымбека, где не удалось взять живым ни одного подозреваемого, достоверно показывают, что наши правоохранительные структуры не готовы к силовому противостоянию.

А штурм времянки в поселке Боралдай, в результате которого было убито два (!) лучших штурмовика спецподразделения КНБ РК «Арыстан» (у каждого почти 10 лет опыта спецопераций), свидетельствует о том, что и спецслужбы не были готовы к такому яростному сопротивлению преступников.

Перечисленные события, а также регулярные нападения на полицейских и их хладнокровные убийства заставляют сделать вывод, что силовики прогрессируют медленнее, чем террористы и бандиты. С высокой степенью вероятности берусь предположить, что частота и интенсивность подобных боевых столкновений начнет нарастать уже осенью. И старые, проверенные способы правоохранителей в ответ не сработают. Остается только надеяться, что силовики все же сумеют решить сверхзадачу, мобилизуются и перехватят инициативу у преступников. Иначе просчеты наших силовых структур в итоге поставят под угрозу само существование Казахстана. И это не фигура речи, а реальная и горькая перспектива. 

Кто стоит за террористами?

Есть ряд версий, кто стоит за террористами, орудующими в Казахстане. Версия внешней силы подкрепляется явно просматриваемыми следами, ведущими на Ближний Восток и Кавказ, а далее – в развитые страны Запада, которые активно спонсируют и консультируют мелкие религиозные группировки и течения. И не секрет, что проводниками этой политики «пояса нестабильности» могут служить религиозные деятели (как граждане Казахстана, так и «гости»), получившие образование в экстремистских учебных заведениях иностранных государств. 

По версии внутренней угрозы – за террористами стоят некие местные политико-финансовые группировки, которые борются за верховную власть в Казахстане. Согласно этому предположению их стратегия проста: теракты, взрывы и многочисленные жертвы должны расшатать нервы Акорды, привести к смещению ряда ключевых фигур и как минимум посеять растерянность и неуверенность в действиях президента и его ближайшего окружения. Добившись этого, можно уже планировать и более радикальные действия, за которыми будут стоять руководители кланов, их родственники и друзья, поддерживаемые опытом и подготовкой бывших сотрудников спецслужб, выброшенных властью за борт по отрицательным мотивам.

Однако перечисленные версии не являются взаимоисключающими: доморощенные политики, как свидетельствуют некоторые примеры, тесно общаются с иностранными структурами, а иностранные факторы легко могут задействовать местные маргинальные – политические и криминальные – элементы. В любом случае уже проявившиеся в Казахстане террористические группы, независимо от их генезиса и нанесенных ими бед, человеческих и материальных потерь, принесли еще одну большую беду. Они показали пример вооруженного, наглого и часто безнаказанного противостояния законной власти. Они как бы даже вдохновляют определенную «обиженную» часть населения на открытое сопротивление. Криминальный элемент уже меньше боится силовых структур, а атаки на представителей закона и власти становятся распространенным типом поведения. Их не страшит возможность хаоса и безвластия в стране, они как раз и рассчитывают, что именно в условиях хаоса сумеют прийти к власти сами.

Цена, которую при этом заплатит основная часть населения страны, их не волнует. Для них алгоритм действий прост – чем больше будет трупов и крови, тем легче превратить народ в стадо рабов. 

Необходимость межведомственной координации

Не секрет, что в Казахстане уже давно сложилось несколько властных группировок, которые реально определяют политику в стране, используя распоряжения президента лишь как инструмент для достижения только им выгодных позиций. При этом руководством группировок очень ловко используется нескоординированность, разобщенность, а зачастую и открытое противостояние силовых структур. В итоге территориальные подразделения силовиков, внешне сохраняя централизованную подчиненность, в значительной своей части двигаются в фарватере этих группировок. Воинский долг, увы, иногда отступает перед родственными, клановыми обязательствами и, будем до конца честными, перед большими деньгами.

Но даже если правоохранительные органы и спецслужбы, как и жену Цезаря, смогут оградить от подозрений, придется признать – они все равно не в силах изменить социальных и административных предпосылок для взращивания терроризма. Увы, согласно давно сложившейся практике местные акиматы редко или никак не реагируют на рекомендации территориальных силовых органов – ДВД, ДКНБ и ДБЭКП.

Именно поэтому в создание некоей антитеррористической инфраструктуры, необходимость в которой уже ни у кого не вызывает сомнения, эффективным будет вовлечь сами местные акиматы.

Еще одним аргументом в пользу использования ресурсов акиматов является конкуренция силовиков. Подследственность состава «террористическая деятельность» относится как к МВД, так и к КНБ. Да и террористическую направленность преступной деятельности чаще можно обнаружить только при допросах задержанных или осмотре вещей убитых бандитов.

Поэтому любая из силовых структур старается побыстрее реализовать полученную оперативную информацию – пока она не утекла к конкурентам, а то и к террористам. В МВД и КНБ подзабыли практику негласных (скрытых) захватов, предпочитая масштабные сражения «кость в кость». А координация антитеррористических мер и мероприятий осталась в стороне, уступив место политическому противостоянию силовых ведомств.

Вот почему именно на примере Алматы стоило бы не откладывая создать первый межведомственный антитеррористический центр. Ведь гражданские чиновники не должны оставаться в стороне, если в некоторых регионах они сами создали такие неприемлемые социально-экономические условия, что толкнули своих сограждан в объятия религиозных экстремистов и преступников. 

Концепция центра

Представляя эту, витающую в воздухе, идею, автор подчеркивает: только при поддержке местной власти получится по-настоящему реализовать все предлагаемые меры. Примерная схема будущего образования видится такой – базовой будет создание муниципального информационно-аналитического центра при акимате, куда будут прикомандированы не только оперативники из ДВД, ДКНБ и ДБЭКП, но также и преподаватели ведомственных вузов, ведь такую структуру нужно делать с умом. Как общество видит сейчас – практика деятельности силовых структур до сих пор не обогащается теоретическими изысканиями.

Чтобы у читателя не создалось мнение, будто бы автор ратует за еще одно чиновно-разветвленное колено, поясню: в нашем представлении муниципальный антитеррористический информационно-аналитический центр г. Алматы – это большая комната, где постоянно работают не более 5 – 7 человек, специалистов в высоком понимании этого слова. Они находятся в постоянном контакте с силовыми структурами города, областными и районными акиматами, областными и городскими структурами (здравоохранение, ЧС, образование, КСК и т.д.).

Накапливая ежечасную информацию о жизни 2-миллионного мегаполиса, группа будет владеть самым большим объемом информации о ситуации в Алматы. На основе собранных сведений они смогут осуществлять перспективный анализ ситуации и вносить предложения по ликвидации предпосылок возникновения террористических и криминальных угроз.

Сотрудники центра смогут принимать участие во всех совещаниях силовиков на тему терроризма и бандитизма, а также регулярно докладывать акиму города об угрозах горожанам. Но при этом они должны будут и нести ответственность за неверные оценки ситуации, беспечность и «хлопанье ушами». Преимущество такого центра в полноте данных, которыми будет владеть акимат. Центр не будет заниматься слежкой, захватом, штурмами и рейдами, а сугубо сбором и анализом информации, что делает его беспристрастным в оценке деятельности силовых структур. Такой муниципальный орган сможет ликвидировать досадные пробелы в информировании общественности и заполнит недочеты работы ведомственных пресс-служб. Регулярные сводные информационные таблицы ИАЦ значительно упростят жизнь ДВД и ДКНБ, но также могут частично быть доступны для СМИ. Центр сможет заниматься мониторингом следующих, чрезвычайно важных вопросов. 

Прощупывать пульс

Одной из самых серьезных проблем Алматы стоит прописка и съемные квартиры. Аким города Ахметжан Есимов поручил правоохранительным структурам и КСК провести рейд, чтобы точно выяснить, какие квартиры сдаются и кому. На примере моего достаточно среднестатистического дома скажу, что в подъезде сдается около 25% квартир. Если применить данную цифру к городу, то получается, что в городе сдаются десятки тысяч квартир и частных домов. Только меньшая часть хозяев жилья зарегистрирована как арендодатели и платит налоги. Чаще сдача идет «теневым» способом. Само собой, хозяева квартир не собирают копии удостоверений личности, не несут их участковым. А «теневые» арендодатели – это уже уклонение от налогов и состав для ДБЭКП. Не исключено, что одни из таких «теневых» арендодателей и пустили к себе террористов в районе Таусамала.

Однако одноразовый рейд – лишь галочка в плане мероприятий, и он не решает проблемы. Все людские потери силовых структур при штурмах случились потому, что никто не знал, сколько внутри преступников. Именно новый центр сможет помочь ДВД и КСК создать постоянно действующие базы учета арендаторов в Алматы.

При нынешних транспортных пробках и слабом освещении улиц (которое для экономии включается только в сумерках) также крайне важно покрыть все важные точки в городе видеонаблюдением. Более того, владельцы частных видеокамер наблюдения (внутри помещений) смогут помочь городу, предоставив онлайн-доступ. С нынешним развитием телекоммуникаций сделать это нетрудно. Самым главным шагом может быть объявление крупной награды за результативное сообщение о преступлении или готовящемся теракте. Например, глава британской службы MI 5 Стелла Ремингтон таким образом не только выявила советских разведчиков, но и значительно улучшила криминогенную ситуацию в Лондоне – сочетание камер наблюдения и награды за сообщения сделали свое дело.

Уверен, не стоит сбрасывать со счетов и такую простую, но важную вещь, как гражданская сознательность наших людей. Просто люди должны быть уверены, что их информацию ждут, и ею смогут правильно воспользоваться. Для образцового общения с горожанами целесообразно внедрить простой номер телефона доверия. В свое время это сделал ДКНБ, призвав горожан звонить на 057. Можно добавить, что телефон доверия не должен быть отдельный у каждой службы, а общий, чтобы улучшить прозрачность реагирования, да и людям не придется записывать многозначные телефоны доверия для каждого отдельного случая.

Нельзя сказать, что силовики ничего не делали в этой сфере. Работа ведется, местами активно и бескомпромиссно. Однако цели поставлены узкие, прежде всего, оборонительного и ограничительного характера. А, как известно, к любой обороне, как и к замку, можно подобрать отмычку. Нужны же действия решительные, наступательного характера. Именно их сейчас не хватает. 

Побеждает подготовленный


Как мы видим, сегодняшний террорист хорошо вооружен, идеологически тверд, блестяще подготовлен на специально оборудованных полигонах, порой ни в одном аспекте не уступая офицеру полиции или КНБ. Более того, в ячейках религиозных экстремистов нередко встречаются бывшие сотрудники правоохранительных органов. Они не только знают тонкости оперативно-розыскной деятельности, обучают им своих собратьев, но и активно собирают информацию среди бывших коллег.

От шквала терактов нас пока спасают только отчаянные усилия антитеррористических подразделений и/или сдержанность руководителей экстремистских ячеек: потому что они еще не выстроили в Казахстане террористической инфраструктуры полного цикла (вербовка, тренировка, вооружение, работа со спонсорами, теракты, медиаподдержка).

Однако казахстанские террористы и их покровители уже громко заявляют о себе – взорвав дом в непосредственной близости от президентской трассы. На наш взгляд, случайность этого взрыва можно ставить под сомнение. Он скорее был отвлекающим маневром, который принес в жертву не самих исполнителей: бойцы редко проживают в районах терактов, чтобы не попасть под случайную проверку документов.

Качество подготовки террористов, продемонстрированное ими во время последних штурмов и терактов, мы уже оценили. В то же время наши силовики до сих пор часто отрабатывают устаревшие типовые ситуации для развлечения начальства. И это не в последнюю очередь происходит потому, что в антитеррористических подразделениях операции планируют офицеры, никогда не принимавшие участие в боевых действиях или реальных штурмах. Эта недоработка имеет место по одной причине: налицо активное вмешательство гражданских политиков и властей в кадровую политику силовиков на исполнительном уровне.

Политику или акиму, разумеется, всегда приятно и очень полезно (в личных интересах) иметь своего человека или даже родственника в силовых структурах, однако за это мы уже начали расплачиваться десятками жизней офицеров и гражданских лиц. Готово ли наше общество и дальше приносить такие жертвы?