Д.Рогозин (глава Международного комитета Думы)

Право на вооруженную защиту

Дмитрий РОГОЗИН
председатель Комитета Госдумы
по международным делам

Способность власти реально обеспечить безопасность, свободу и достоинство граждан, проявив ради этого твердую политическую волю, - главное условие эффективности и авторитета государства.

Если такая воля есть, граждане уважают свою власть, находя основу для патриотических чувств не только в славных страницах истории. Если же такой воли нет, а державный порыв правительства уходит в свисток немощных дипломатических деклараций, то такой стране не снискать уважения к себе ни за рубежом, ни и у собственных граждан.

Вопрос воли власти к действию является определяющим, когда стоит задача защиты суверенитета государства и жизни его граждан. Это политический вопрос. Легитимация, то есть юридическое оформление этих действий, - вопрос второстепенный. Тем не менее я хотел бы остановиться именно на нем, приглашая всех, кому эта тема небезразлична, к дискуссии о соотношении права и воли в принятии государственной властью решений в особых обстоятельствах, не прописанных в сводах международного права.

Наука убеждать

В чем сходство между дипломатами и военными? В том, что и те и другие призваны выполнять общую политическую задачу по защите интересов государства. Отличие - в том, что к работе они привлекаются поочередно. В частности, аргументы военных приводятся в тех исключительных случаях, когда дипломатические средства вразумления уже исчерпаны.

Международный терроризм - явление молодое. Юридические аспекты борьбы с ним в международном праве прописаны недостаточно. Да и вряд ли в данном случае вообще можно говорить об исчерпывающей правовой детализации. Терроризм - порождение ментальности совершенно особого рода. Пытаться понять его с точки зрения традиционной европейской политической культуры - дело гиблое. Данное обстоятельство, однако, не может выступать препятствием на пути жесткой и непримиримой борьбы с этим злом. Парадоксальность, непредсказуемость и острота угрозы современного терроризма вынуждает к более гибкому применению существующих правовых норм. И здесь право решающего голоса должно принадлежать военным, а не дипломатам.

Слабое звено

Главное условие использования военной силы на территории другого государства -наличие убедительных причин для ее применения. Таковыми могут считаться следующие:

1) руководство страны поддерживает деятельность террористических организаций на своей территории, 2) предоставляет убежище террористам, и 3) государство и хотело бы, но не в состоянии самостоятельно пресечь бандитские набеги на территории сопредельных государств и вдобавок отказывается от международного сотрудничества. На сегодняшний день каждому из этих условий удовлетворяет Грузия.

Как говорил один из организаторов нападения на Абхазию в 1992 году Джаба Иоселиани: "Демократия - это вам не лобио кушать!" Сермяжная правда этого изречения в том, что демократия не эдемский бездельный сад, а большой труд по обеспечению именно таких условий, когда вольтеровская готовность отдать жизнь за право выслушивать противную точку зрения не будет востребована в полном объеме. Сегодня правота знаменитого грузинского государственного деятеля и вора-законника, предвидевшего, сколь тернист будет путь его родины в светлое демократическое будущее, очевидна.

На данный момент мы имеем множество фактов вылазок на территорию России банд чеченских и международных террористов, окопавшихся в Панкисском ущелье Грузии. Это и разбойные рейды банды Гелаева, и организация варварского теракта в Каспийске, и кровь детей, пролившаяся этим летом в Москве по вине напичканных наркотиками чеченских смертниц. При этом грузинское руководство ни разу адекватно не отреагировало на предложения России совместными усилиями раз и навсегда решить проблему Панкисси. (Жалкая попытка провести там полицейскую операцию, организованная в соответствии со всеми законами классической театральной мелодрамы с грузинским президентом в главной роли, конечно, не может считаться серьезным прецедентом.) А потому вопрос борьбы с террористической угрозой на территории этой страны представляется более чем актуальным.

Правом - по терроризму

Терроризм есть форма вооруженного нападения, а потому и любые действия по предотвращению терактов или поимке преступников могут рассматриваться в качестве ответных мер. Статья 51 Устава ООН подтверждает неотъемлемое право на индивидуальную или коллективную самооборону в ответ на вооруженное нападение.

Статья 2 Конституции России гласит: "Признание, соблюдение и защита прав человека и гражданина - обязанность государства". Государству, таким образом, предоставляется карт-бланш на использование всего арсенала средств, вплоть до применения вооруженной силы, для защиты граждан, находящихся в опасности. При этом Конституция страны не ограничивает территории, на которой эта защита должна быть осуществлена. Более того, Закон "О гражданстве Российской Федерации" утверждает, что граждане России пользуются защитой и покровительством России и за ее пределами, следовательно, власти обязаны принимать адекватные меры для восстановления их нарушенных прав вне зависимости от того, где это нарушение произошло.

Документы Совета Безопасности ООН обязывают государства - члены ООН "воздерживаться от организации, содействия и подстрекательства к террористической деятельности, от финансирования, поощрения или проявления терпимости к ней". В соответствии с требованиями этой международной организации все правительства должны предпринимать меры к тому, чтобы территории их стран не использовались террористами для создания своих баз или для подготовки террористических актов.

Так, Международный трибунал по бывшей Югославии, рассмотрев обстоятельства вооруженных акций боснийских сербов, действовавших с территории СРЮ, пришел к выводу, что государство несет всю полноту ответственности за действия индивидуумов на своей территории, в том числе и организованных в группы, независимо от того, действовали они при этом от имени государства или нет. В применении данного определения к Грузии можно сказать, что Шеварднадзе лично несет ответственность за направленные против России вылазки чеченских боевиков и арабских наемников, которые действуют с территории возглавляемого им государства.

Мы продолжаем получать свидетельства грубого нарушения прав граждан России, в том числе заложников из числа российских военнослужащих и чеченских беженцев, терроризируемых боевиками. Данные факты не могут рассматриваться иначе, как враждебные действия против Российского государства, а значит, и как основание для самообороны с применением вооруженной силы. Соответствующие документы ООН подтверждают, что в случае, когда государство не в состоянии пресечь преступные набеги "неподконтрольных" ему вооруженных групп на сопредельные территории, государство - жертва агрессии вправе использовать военную силу для уничтожения террористов на чужой территории.

Так принято в мире

Приведенные выше положения российского законодательства в полной мере соответствуют международному праву. Видный английский юрист, бывший профессор Кембриджского университета Д. Боэтт писал: "Есть все основания утверждать, что защита граждан, находящихся как на территории государства, так и вовне, является по существу защитой самого государства".

При этом в новейшей истории мы можем найти достаточно примеров применения вооруженной силы для защиты соотечественников за пределами национальных границ. Вот краткий перечень наиболее заметных из них:
1965 год - бельгийские десантники при транспортной и технической поддержке США и Великобритании предприняли вооруженную операцию для защиты двух тысяч иностранцев в Заире;
1976 год - израильские "командос" спасли в Уганде заложников, захваченных палестинскими террористами;
1983 год - США совершили вооруженное вторжение на Гренаду под предлогом защиты тысячи американских граждан, оказавшихся в опасности в результате государственного переворота в этом островном государстве;
1989 год - США ввели войска в Панаму. Одна из основных заявленных причин - необходимость защиты американских граждан в этой стране;
1991 год - четыре тысячи французских и бельгийских десантников вторглись в Заир для эвакуации своих сограждан и других иностранцев;
1998 год - в ответ на взрывы американских посольств в Кении и Танзании, в результате которых погибло более трехсот человек, США нанесли ракетные удары по лагерям подготовки террористов на территории Афганистана и по фармакологическому заводу в Судане.

При этом президенту США Клинтону не пришлось долго убеждать международное сообщество в правомерности своего решения, поскольку предшествовавшие ему многократные попытки убедить афганских талибов и правительство Судана прекратить террористическую деятельность и сотрудничество с "Аль-Каидой" не увенчались успехом, а неуемный бен Ладен продолжал угрожать ударами по американским целям.

Год спустя правительство Уганды повторило опыт США после того, как в этой стране конголезские террористы устроили резню среди иностранных туристов. Решение угандийцев преследовать и уничтожить конголезских бандитов на их же территории не встретило в мире никаких протестов.

В качестве примера можно также привести антитеррористическую операцию в Афганистане в 2001-2002 гг. И надо сказать, что этот перечень далеко не полон и уж тем более не окончателен, поскольку, к величайшему сожалению, поголовье любителей поиграть с огнем не уменьшается.

Не все перечисленные случаи однозначны с моральной точки зрения, но бесспорным остается право любой страны на защиту жизни и достоинства своих граждан, где бы они ни находились.

Казуистика

Безусловно, юриспруденция казуистична. Любители исторических параллелей наверняка припомнят, как в 1938 году под предлогом защиты интересов судетских немцев Гитлер захватил часть территории Чехословакии. С этого события началась Вторая мировая война. Мотив необходимой самообороны действительно может быть использован как предлог для агрессии против других государств. Но уголовное законодательство также может признать некоторые действия в целях самообороны чрезмерными. Однако на этом основании никто не предлагает лишить людей права защищаться от бандитов.

Гитлер нашел бы иной предлог для реализации своих агрессивных замыслов. Во всяком случае в 1938 году правительство Чехословакии реально не угрожало жизни и гражданским правам судетских немцев. В случае же с Грузией мы имеем явное нежелание ее руководства навести порядок на своей территории, равно как и вообще отказ от сотрудничества с Москвой. Это может означать косвенную поддержку групп террористов правительством Шеварднадзе. Вывод из этой ситуации может быть только один - о необходимости предоставления военным возможности принимать самостоятельные решения о нанесении профилактических превентивных ударов по неподконтрольным официальному Тбилиси территориям, на которых находятся базы террористов.

Возможность такого рода действий в рамках необходимой самообороны может и должна быть рассмотрена и в отношении государств, власти которых патронируют массовую переброску на территорию России наркотических веществ. Если принять во внимание тот факт, что героин - это в определенном смысле оружие массового уничтожения, то организация наркотрафика в Россию должна рассматриваться нами как агрессия, со всеми вытекающими для агрессора последствиями.

При этом следует подчеркнуть, что действия государства, применяющего силу, оправданны исключительно в тех случаях, когда они предпринимаются с целью защиты сограждан, нейтрализации терроризма и пресечения иной реальной угрозы. Эти действия не должны выходить за пределы непосредственной защиты, использоваться для свержения власти в другой стране или изменения ее политического строя.

Анализируя все случаи применения силы в борьбе с международным терроризмом, можно выделить ряд критериев оценки - с точки зрения международного права - правомерности такого рода действий. Они сводятся к следующему:
- наличие реальной угрозы террористической агрессии, а также угрозы жизни или систематических и грубых нарушений прав человека;
- отсутствие иных, мирных средств разрешения конфликта, создающее необходимость прибегнуть к крайним мерам самообороны;
- гуманитарная цель вооруженной операции, когда военные действия по ликвидации очага международного терроризма или спасению соотечественников за рубежом должны быть единственным или, по крайней мере, основным мотивом акции;
- пропорциональность, то есть ограниченность по времени и средствам спасения.
Соблюдение данных условий будет гарантировать полную законность любых военных действий за пределами своих национальных границ.

* * *

Перед лицом террористической угрозы, не признающей правил и норм современной цивилизации, граждане России не должны оставаться заложниками несовершенных юридических норм. Слабость правовой базы не может считаться оправданием бездеятельности власти, когда речь идет об угрозе жизни, свободе и гражданскому достоинству населения страны. Англичане говорят: "Если правила игры не позволяют выиграть, английские джентльмены меняют правила". Впрочем, я попытался доказать, что и сегодняшнее состояние международных правил дает основания для применения вооруженной силы в целях обеспечения мира и прав граждан даже за пределами своей национальной территории.

19 августа 2003 г., No 163