Рабы на складах Wildberries

Рабы на складах Wildberries

Рабы на складах Wildberries

Об этом сообщает Руспрес



18 февраля 2022 г.

Пётр Погибин



Помимо, этого операционная деятельность компании связана с использованием серых схем и прямого "кидалова" подрядчиков и партнёров. Так же является полным вымыслом история основания компании Татьяной Бакальчук "без денег, сидя в декрете"


На данный момент основательница Wildberries Татьяна Бакальчук стала самой богатой женщиной России, а потом вместе с мужем, которому принадлежит 1% компании, возглавила рейтинг Forbes богатейших семей страны, опередив владельцев «Фосагро» Гурьевых и знаменитое семейство Ротенбергов.



Владимир Ильин (имя изменено)


История одного из таких рабов.


16 августа 2021 года в «Инстаграме» движения «Альтернатива» (освобождает людей из рабства по всему миру) появилось сообщение о Владимире Ильине (имя изменено) из Пскова, которого неизвестные пообещали подбросить до дома, а подбросили до одного из складов Wildberries в Подмосковье.



Пост в инстаграм-аккаунте движения "Альтернатива"




Владимир Ильин (имя изменено) родом из Пскова, приехал в Москву на заработки. Он смог заработать достаточно денег и уже собирался домой, когда на площади Трёх Вокзалов, где он покупал билет, некие люди предложили подвезти мужчину до Пскова бесплатно. Владимир согласился, но привезли его не домой, а в Пушкинский район Московской области. Владимир оказался в подвале, откуда его и ещё нескольких мужчин вывозили на рабочие точки — утепление кровли складов Wildberries.



По словам бывшего раба на складе Wildberries, где его удерживали, в неволе заперты десятки других мужчин. У них так же отобрали документы, и они находятся под круглосуточной охраной. Невольников избивают за любое непослушание. Деньги не платят – крыша над головой и еда низкого качества.


Владимира Ильина освободили сотрудники правозащитной организации «Альтернатива». Через сотрудника склада Владимир отправил сообщение правозащитникам и они организовали его побег.


После освобождения правозащитники обратились в компанию с призывом разобраться в ситуации, но ответ до сих пор не получен.


Но Wildberries ответил «Афише Daily» . Пресс-служба рассказала, что все это чёрный пиар, речь идёт о подрядной организации, в логистических центрах самой компании «всегда присутствует руководство, которое разрешает возникающие вопросы, а весь персонал находится под круглосуточным наблюдением».


Статья о Wildberries в журнале "Максим"


2 сентября статью о рабах в компании написал журнал «Максим». Оказывается, у них не только эротика. Но через 4 часа - статья удалена. Статью я восстановил через вебархив.



Скриншот страницы, где раньше была статья


Удаление статьи, быстрей всего, связано ещё и с тем, что в статье была разрушена вчистую историю успеха Татьяны Бакальчук. В своих интервью она говорила, что начала свой бизнес пока была в декрете. Без денег, на чистом энтузиазме.


Выдержки из статьи Maxim, а мои личные материалы ниже.


Красивая сказка


«Осень 2004 года. Дождь. Татьяна Бакальчук, преподаватель английского, через всю Москву едет на общественном транспорте — метро, автобус, 10 минут пешком — за очередной 20-килограммовой посылкой с одеждой…» Так начинается первый подробный текст о Wildberries.



Супруги Бакальчук


Журнал Forbes выпустил его в 2012 году. Интернет-магазину Бакальчук шел девятый год, он только что обошел по популярности Ozon.ru, старейшего российского онлайн-ритейлера.



Статья Forbes о Татьяне Бакальчук


Этот и более поздние материалы, редкие интервью основательницы Wildberries и её мужа Владислава продают читателю совсем глянцевую историю. Татьяна Бакальчук не собиралась становиться предпринимательницей — нужда заставила. Не имея ни стартового капитала («возможности вкладывать деньги не было — хватило только на разработку сайта»), ни опыта, она «двигалась вперед интуитивно», став в итоге второй в российской истории предпринимательницей, чье личное состояние перевалило за $1 млрд. Ни могущественных партнёров, ни инвесторов, ни господдержки. Компания, чья выручка в 2019 году составила почти 117 млрд рублей, по-прежнему позиционируется как семейная.


Звучит красиво. Но на самом деле все было не совсем так.


Первый капитал


Муж Татьяны Бакальчук Владислав на момент запуска Wildberries был вовсе не ноунейм-радиофизиком, а вполне себе успешным бизнесменом. С конца девяностых он продавал компьютеры, а в 2002 году основал провайдер UTech в партнёрстве со своим знакомым Алексеем Фадеевым. По данным системы СПАРК, в 2006 году выручка UTech составила около 30 миллионов рублей, прибыль — 1,2 миллиона.



Сайт компании "Utech"


Компания владела авторскими правами на сайт веб-студии UT Design, которая создавала в том числе и интернет-магазины. Именно эта студия сделала первый сайт Wildberries. В конце 2006 года Фадеев нашел щедрого покупателя — компанию NetByNet с инвестициями «Газпромбанка», которая оценила UTech менее чем в $10 миллионов (чаще всего называется сумма в $7,5 миллионов). Бакальчуку принадлежала половина компании, всю свою часть (по разным оценкам, от трёх до пяти миллионов долларов) он получил деньгами. Но, по словам директора по развитию бизнеса Wildberries Вячеслава Иващенко, прибыль UTech или деньги от продажи доли в компании в интернет-магазин не вкладывались. А Татьяна Бакальчук в одном из интервью и вовсе говорила, что её муж продал долю в UTech партнёру ещё в 2006 году — за год до продажи компании.


«Все, что удалось выручить, вложили в компанию. Точную сумму не вспомню. Кажется, 3 миллиона рублей», — говорила Татьяна Бакальчук.


Однако в том же СПАРК продажа доли не отражена, а в 2007 году Владислав Бакальчук ещё числился владельцем 50% бизнеса.


Как создавался публичный образ Татьяны Бакальчук


В 2017 году у Wildberries разгорелся конфликт с поставщиками. За неполный год компания получила от партнёров больше двух десятков исков.


  • Владелец бренда Prime Jeans отчаялся получить 6 млн рублей долга — и подал иск о банкротстве Wildberries.


  • Компания United Fashion Group (UFG) требовала вернуть 31 млн рублей за поставленный товар. По словам представителя UFG, Wildberries требовала 80 млн рублей торговой премии за продвижение, затем попросила ввести скидки, а после отказа пригрозила возвратом сезонных товаров на сопоставимую сумму.


  • Компания The Department заявляла, что Wildberries хотела оформить возврат на весь нераспроданный товар стоимостью около 5–7 млн рублей, а после отказа выдвинула ультиматум: либо поставщик получает деньги за проданный товар и забирает остатки — либо не получает ничего и забирает весь товар.




Wildberries выигрывала такие суды. В масштабах бизнеса (выручка в 2017 году составила почти 47,5 млрд рублей, прибыль — 428 млн) суммы исков были в общем незначительные. Но из-за закрытости компании по рынку поползли слухи о финансовых проблемах.



Татьяна Бакальчук


Менеджеры жаловались Татьяне Бакальчук и её мужу на сложности в переговорах с поставщиками, вспоминает бывший сотрудник Wildberries. Компания хотела работать с дорогими брендами, а те первым делом спрашивали: «Вы разве не банкротитесь?»


Тогда Бакальчуки впервые решили нанять профессиональных пиарщиков. Поиск поручили Егору Пчелинцеву, одному из старейших сотрудников Wildberries. Сейчас он директор по рекламе и PR. Пчелинцев выбрал небольшое PR-агентство «Лампа». Его владелица Евгения Лампадова отказалась от комментариев — агентство не разглашает детали сотрудничества с партнёрами.



Татьяна и Владислав Бакальчук


Бывший сотрудник Wildberries вспоминает, что партнёрство с пиарщиками оказалось непростым: вытянуть инфоповоды не удавалось, сотрудники компании игнорировали вопросы внешних пиарщиков в рабочей переписке. Но те не отчаивались. Поставив на поток производство пресс-релизов про квартальные показатели и запуск новых товарных категорий, они стали уговаривать Татьяну Бакальчук стать героиней большого материала в одном из ведущих деловых изданий. Через несколько месяцев она согласилась.


Пиарщики решили, что позиционировать компанию выгоднее всего через историю self-made woman, бывшей учительницы английского, которая запустила бизнес вскоре после рождения ребёнка.


Материал вышел в журнале Forbes. Он во многом повторял статью в том же издании, опубликованную в 2012 году. Но поскольку с тех пор о Wildberries никто подробно не рассказывал, публикация сработала именно так, как это и было задумано. Поставщики стали лояльнее, увидев в Бакальчук «бизнесвумен от сохи», от журналистов не было отбоя. Постепенно Татьяна втянулась, стала участвовать в светской жизни.


В 2018 году основательница Wildberries дала первое в своей жизни видеоинтервью YouTube-каналу миллиардера Игоря Рыбакова. Его компания «Технониколь» тогда делала кровлю для самого большого склада Wildberries площадью 145 тысяч кв. м под Подольском.


Семейное дело


Команда в Wildberries подобралась что надо. Вот, например, запуск собственной торговой марки компании курировала сестра Татьяны Бакальчук Марина Андреева (Ким). И здесь начинаются незамысловатые семейные хитросплетения, как в какой-нибудь пьесе. Вот её главные действующие лица.



Сергей И Анита Цой


  • Марина Андреева (Ким) — сестра Татьяны Бакальчук, родственница Альбины Цой.


  • Альбина Цой — сестра Юрия Цоя.


  • Юрий Цой — племянник Сергея Цоя.


  • Сергей Цой — муж Аниты Цой, пресс-секретарь экс-мэра Москвы Юрия Лужкова с 1991 по 2010 год. С 2010 года — первый вице-президент и статс-секретарь компании «РусГидро». Вице-президент «Роснефти» по материально-техническому обеспечению. По информации РБК, финальный босс «Роснефти» Игорь Сечин знаком с Цоем ещё со времен его работы у Лужкова, и ему «важно иметь на хозяйственной должности, связанной с распоряжением деньгами, человека, которому можно доверять».


  • Анита Цой (Анна Ким) — российская певица, композитор, телеведущая и филантроп, друг семьи Игоря Сечина, финального босса «Роснефти».





Друг семьи Цой — Игорь Сечин


Но в Wildberries, конечно, говорят, что ни Сергей Цой, ни Анна Ким никакого отношения к развитию компании не имеют.


Судьбоносный Adidas


Наблюдатели за становлением Wildberries говорят, что Бакальчуки в своё время управляли секонд-хендом в ТЦ «Динамит» в Выхино-Жулебино. В Wildberries причастность магазина к компании отрицают, но в 2003 году адрес «Динамита» был указан в контактах каталога D-Luxe, сделанного той самой студией UT Design. Ладно, спишем это на банальное совпадение.



ТЦ «Динамит» в Выхино-Жулебино


Вот ещё одно совпадение. В «Динамите» тогда располагался фитнес-клуб Universal Gym человека и Тарзана Сергея Глушко, где работал нынешний бизнес-партнёр Владислава Бакальчука Сергей Ануфриев (в 2012 году РБК сообщало, что он паритетно владеет Wildberries с супругами Бакальчук). Именно он предложил новым знакомым купить крупную партию вещей Adidas. По данным российского Forbes, из-за финансового кризиса в 2008 году у немецкого производителя осталась нереализованной партия одежды и обуви на сумму больше 1 миллиона евро. И если другие компании отказывались от такой солидной сделки в такое непростое время, то Wildberries взяла остатки в кредит и продала за следующие два года. Так в компании появилось спортивное направление.


Проблемы с поставщиками


По итогам 2016 года Wildberries становится крупнейшим российским онлайн-ритейлером (по версии агентств Data Insight и Ruwards). Аналитики оценивают продажи компании в 45,6 миллиарда рублей. А в 2017 году у Wildberries начинаются сложности в отношениях с контрагентами. К октябрю 2017 года компания получила от партнёров 22 судебных иска, в том числе банкротный. Общая сумма исковых требований превысила 283 миллиона рублей. (За предыдущие три года ритейлер выступал ответчиком в 40 разбирательствах, сумма исковых требований партнёров составляла чуть больше 146 миллионов рублей.)


Поставщики стали жаловаться на маленькую выручку, были недовольны тем, как ставят скидки на их товар, как он отгружается со складов. Появилось напряжение. Например, в ноябре 2015 года Wildberries заключила договор поставки обуви с фэшн-дистрибьютором United Fashion Group, а уже через год, по данным UFG, ритейлер стал «систематически препятствовать отгрузке товара» и задерживать платежи, несмотря на согласованные сроки и условия. По словам представителей компании, Wildberries сначала требовали 80 миллионов рублей в качестве торговой премии (поставщик выплачивает её продавцу за продвижение товара), а после отказа предоставить скидку ритейлер пригрозил возвратом сезонного товара на сопоставимую сумму. И вернул. На 41 миллион рублей.


В январе 2017 года UFG направил Wildberries письменную претензию с требованием погасить задолженность, но компания письмо проигнорировала. Тогда поставщик обратился в суд. В июле 2017 года Арбитражный суд Московской области удовлетворил иск UFG и обязал Wildberries выплатить дистрибьютору 31 миллион рублей за поставленный товар, 420 тысяч рублей в качестве компенсации убытков, возникших из-за непринятого товара, и 200 тысяч рублей на покрытие расходов по оплате госпошлины.


При этом из-за закрытости компании от СМИ и вообще начали появляться слухи о банкротстве Wildberries. Тогда основатели онлайн-магазина наняли профессиональных пиарщиков, которые решили, что надо раскручивать историю Татьяны Бакальчук — простой учительницы английского языка, которая в декрете решила заняться своим делом и стала успешной бизнес-леди. Материал пульнули в Forbes, и публикация сработала — поставщики стали лояльнее.


Массовые увольнения


В ноябре 2020 года сотрудники Wildberries стали жаловаться на увольнения «целыми командами „по собственному желанию“». Руководительница группы мобильной разработки компании Татьяна Аверьянова рассказала у себя в «Инстаграме», что маркетплейс при этом не выплачивая компенсации, не набирает новых сотрудников, а действующим задерживает зарплату.


«Моей команде сообщили, что проект закрыт, бюджета на содержание команды нет и все должны написать заявление на увольнение по собственному желанию. Мой проект далеко не первый. Несколько сотрудников мне удалось перевести на другие проекты, но потом стало известно, что эти проекты тоже закрывают или максимально урезают. Тем, кто отказывается писать заявление по собственному желанию и ждёт официального сокращения, просто ничего не отвечают», — написала Татьяна.


В Wildberries тогда заявили, что информация о массовых увольнениях не соответствует действительности, а в компании открыто более трёх тысяч вакансий, да и вообще это просто релокация торговых объектов — «закрываются неэффективные, но и открываются новые».


Кстати, ещё сотрудники Wildberries, которые работают на выдаче, часто жалуются, что на них вешают вещи, которые по тем или иным причинам отказались брать покупатели, в том числе бракованный товар.


Штрафы для продавцов


В марте 2021 года в чате маркетплейс-торговцев появился скриншот официального письма от Wildberries одному из продавцов:


Добрый день.


Нами выявлено 52 фейковых (заказных) отзывов с Вашей стороны на свои товары. Вынуждены наложить на Вас штрафную санкцию в размере 100 000 рублей. Во вложении ДС+Акт. Вам нужно заполнить реквизиты в ДС и загрузить документ.


Ждём от вас обратной связи.


В службе поддержки подтвердили, что это реальное письмо, а сумму штрафа натурально взяли с потолка.


«Нет правил и нет коэффициентов. Накрутка отзыва как факт — запрещена. Это репутация площадки и имидж для покупателей. Такая вещь как накрутка нигде не приветствуется и, соответственно, пресекается, и Вам должно быть об этом известно. Если это Ваш товар, то это не значит, что Вы можете на нём отзывы крутить, а потом удивляться, что за это штраф выставили, владелец площадки за собой право оставляет устанавливать действующие правила и санкции», — объяснили в службе поддержки.


С чего начинался бизнес Wildberries и какую роль в его становлении сыграл партнёр Бакальчуков, которого они редко упоминают


Считается, что в первые годы бизнес Татьяны Бакальчук заключался в перепродаже одежды и обуви из немецких каталогов. В начале 2000-х это и правда было очень популярное занятие. На фоне многочисленных конкурентов начинающая предпринимательница, по её воспоминаниям, выделилась тем, что:


  • установила единую наценку для покупателей со всей страны: 10% (другие агенты брали 15% с москвичей и до 30% с жителей других регионов);


  • не просила предоплату.




Этого оказалось достаточно, чтобы «компания Wildberries расширялась, развивалась быстрее и быстрее».


У Бакальчук появились первые подчинённые: «Позвала младшую сестру, потом — сотрудницу [мужа] Влада. Но заказов становилось все больше, мы не справлялись и бросили клич по знакомым, родным. Мой папа уже оформил пенсию, но вернулся на работу, когда мы зарегистрировали ООО. Тетя стала бухгалтером. Почти вся родня пришла на помощь».


«Между остальными игроками хорошие сотрудники постоянно циркулируют — похоже на гастрольную труппу, а у Wildberries изначально была идея строить бизнес как семью: многих топов вырастили внутри компании», — делится наблюдениями президент Национальной ассоциации дистанционной торговли (НАДТ) Александр Иванов.


В Wildberries работала сестра Татьяны Бакальчук Марина Андреева (Ким). Она курировала запуск собственной торговой марки, рассказал The Bell бывший сотрудник компании.



Сестра Татьяна Быкальчук — Марина Ким


В соцсетях Андреева также указывает родственницу — Альбину Цой. Она приходится сестрой Юрию Цою, племяннику вице-президента «Роснефти» Сергея Цоя, который в прошлом возглавлял пресс-службу Юрия Лужкова.


Жену Цоя Анну Ким, известную под творческим псевдонимом Анита Цой, журналисты называют «другом семьи главы “Роснефти” Игоря Сечина» (в Wildberries говорят, что Сергей Цой и Анна Ким не участвовали в развитии компании).



Анита Цой


Бакальчуки с самого начала занимались не только вещами из каталогов вроде Otto или Quelle. По его словам, они продавали одежду в секонд-хенде в ТЦ «Динамит» в районе Выхино-Жулебино. Он позиционировался как точка с 1000 моделями ношеной одежды из Европы. Часть вещей распространяли через сайт. В 2003 году адрес ТЦ был указан в контактах каталога D-Luxe, сделанного студией UT Design Бакальчука и Фадеева. В Wildberries утверждают, что этот магазин не имел отношения к компании.


В «Динамите» Владислав Бакальчук мог познакомиться с будущим бизнес-партнёром Сергеем Ануфриевым, на тот момент — сотрудником расположенного в этом же ТЦ фитнес-клуба Universal Gym. Его основал популярный стриптизер и бодибилдер Сергей Глушко (Тарзан). Глушко сказал The Bell, что помнит Ануфриева, но близко с ним он не общался.


Сразу несколько собеседников (в частности, знакомый Алексея Фадеева и бывший сотрудник Wildberries) рассказывают, что Ануфриев предложил новым знакомым купить крупную партию вещей Adidas, от которой до этого отказались несколько оптовых покупателей. Почему именно отказались, они не знают.


Собеседник, руководивший одним из крупнейших интернет-магазинов одежды в середине 2010-х, рассказывает, что большую долю товаров тогда в его бизнесе, как и у Wildberries, составляли так называемые «ликвидационные закупки». Например, некий бренд накопил большие товарные остатки. Или у него возникла партия, которую по каким-то причинам не хочется ставить в обычную розницу. На такие распродажи пионеры российского e-commerce специально ездили в Европу. Не менее распространенным явлением в те годы был серый импорт: в 2005 году ЦБ оценивал его долю более чем в 20%, затем было падение до 8%, но после кризиса 2008 года она опять выросла.


Собеседники говорят, что судьбоносная партия стоила от $1 до $5 млн. Вложил ли Ануфриев свои деньги, неизвестно. Занимался ли он бизнесом до Wildberries, установить не удалось, а сам он от общения после долгих раздумий отказался.


Так или иначе, спустя несколько лет СМИ уже представляли Ануфриева совладельцем Wildberries.


Около года вещи Adidas составляли основу ассортимента, потом к ним добавилась продукция таких брендов, как Esprit, S.Oliver, Tommy Hilfiger, LTB, Nike, Puma, Levi’s, Mustang, Mexx, Geox и других. Но и в 2009–2010 годах Wildberries оставался рядовым онлайн-магазином, сборной солянкой, следует из покупательских отзывов того периода. Некоторые покупатели жаловались, что в реальности вещи выглядят не так, как на фото, отмечали задержки в работе доставки (1, 2, 3), а хвалили Wildberries за хороший call-центр.


На первую прибыль Бакальчуки сняли офис в деревне Мильково Московской области, где до сих пор зарегистрирован юридический адрес компании. Это делает её областным налогоплательщиком. Переезжать в Москву компания пока не собирается.


В 2010 году без участия Ануфриева в Wildberries не решался ни один финансовый вопрос, вспоминает в разговоре с The Bell бывший сотрудник компании: «Татьяна [Бакальчук] занималась текучкой, у неё даже не было отдельного кабинета. Если она возражала Ануфриеву, он мог ответить: “Я же сказал: делаем так”. И никто уже не спорил. Он мог указать, каких поставщиков взять, как вести маркетинг, что угодно. Установил, по совету знакомых из полиции, полиграф, велел прогнать через него всех сотрудников…»


В первые годы компания сталкивалась с множеством типичных для этого бизнеса проблем. Большую часть товаров закупали у поставщиков без минимальной отсрочки платежа, а «Почта России» систематически теряла, задерживала или доставляла поврежденные посылки, покупатели жаловались на брак и контрафакт.


116,9 млрд ₽ составила выручка Wildberries в 2019 году (по данным СПАРК)


За что Wildberries не любят поставщики и почему мало кто из них может себе позволить отказаться от сотрудничества


«За счёт чего Wildberries сейчас доминирует? Наверное, за счёт задорной наглости в отношениях с поставщиками, — рассуждает руководитель одной из крупных компаний-поставщиков. — Мы долго не обращали внимания, а когда обратили, было уже немного поздно. Wildberries подсадил народ на скидки: за полную стоимость никто ничего не покупает. Как Offprice — только в онлайне. Именно демпинг позволил всех обогнать. Но этот демпинг — за наш счет».


Но есть один важный нюанс, который не нравится многим поставщикам: цены устанавливают не они, а Wildberries. «Согласно российскому законодательству, передача товара проходит по накладным. В них фигурирует так называемая цена ответственности, которая примерно соответствует оптовой цене. В среднем по рынку это 40–50% от рекомендованной розничной цены (РРЦ), которую очень не любит ФАС, — рассказывает собеседник — Как правило, все площадки придерживаются РРЦ. Скидки и акции согласовываются с поставщиками. Wildberries — исключение. Говорят: не хотите — убираем ваш товар с сайта. И это палка о двух концах. С одной стороны, Wildberries это мощная машина, способная продать сколько угодно товара. С другой стороны, если вы работаете только с Wildberries, можете легко угробить себе весь остальной рынок и даже уйти в минус».



Скидки каждый день — отличительная черта Wildberries. «Бомбические дни: -10% к скидкам до 90%». «Клиентские дни: дарим скидку 20% всем-всем-всем». «Чистим склад. -50% и выше». «Суперцены на супербренды: скидки от 50% и выше». «Летняя ликвидация: -40% и выше на одежду и обувь». «Клиентские дни: до -10% по скидке покупателя на электронику и бытовую технику». Такие акции даже не сменяют друг друга, а идут одновременно. Перечисленные крутятся в слайдере на первом экране сайта. Вообще же их гораздо больше, а после первой покупки клиент попадает в программу лояльности и получает ещё больше скидок.


Заключение


У Wildberries все как в анекдоте — нашла яблоко, отмыла его, продала, купила на вырученные деньги два яблока, продала, а потом в Америке у неё умер дядя-миллионер.


Собственно, фантазии Татьяны Бакальчук о своей истории успеха – её личное дело. Если ей нужна такая сказка – пусть в ней живёт. Серые бизнес-схемы, которыми изобилует компания, являются серьёзным вопросом. Но этим должны заниматься правоохранительные органы, ФНС и Антимонопольная служба.


Для меня главное сейчас — это невольники, запертые в помещениях, которые принадлежат компании Татьяны Бакальчук.


Рабов на складах Wildberries необходимо отпустить. Татьяна, разберитесь.

Источник: Люди